Перейти к публикации
  • Басни

    Басни народов мира
    • bj

      Осел-хвастун

      От bj, в Херасков М.М.,

      Как некогда Осел из стойла вышед вон,
       Пошел дорогой прогуляться,
      А на пути других скотов увидя, он
       Стал с ними забавляться;
        Иных он наставлял,
        Других пересмехал,
       Пред прочими гордился,
      И им природою своею он хвалился:
      «Мой прадед в старину конем Геройским был, —
        Скотам он говорил. —
      А дед мой из коней, родясь конем отменным,
      Всегда украшен был убором драгоценным;
       Отец мой честь имел
       Быть у Царей отменной,
       Всегда пшеницу ел,
       Спал на траве зеленой».
        Едва он окончал,
      Вдруг голосом отец ослиным зарычал:
      «Мой сын! не лги, что я сплю на одре зеленом,
      Я век в навозе сплю, давлюся ржавым сеном».
       Хвастун хоть был Осел,
       Однако покраснел,
      Повеся голову, с стыдом к отцу пошел.

    • bj

      Отчаянной Пастух

      От bj, в Херасков М.М.,

      Утолить свои печали
      И спокоить томной дух
      К берегам пришёл Пастух,
      В коих воды не журчали;
      Разливаясь по песку,
      Кажется, они делили
      Пастуха сего тоску,
      И об нем они тужили;
      А Пастух, чрез томной глас,
      Извещался так в сей час.
      «Все пременно, все превратно,
      Все мне скучно в жизни сей,
      Где, о! время ты приятно,
      Где утехи прежних дней,
      Часть моя со всем пременна,
      Мысль рассеянна, затменна,
      Отлучился мой покой.
      Так страдать кому иному,
      Как любовнику такому,
      Кто забвен своей драгой.
      Ничего я не имею
      К утешенью моему,
      И пенять уж я не смею,
      Ты ругаешься тому,
      Чтоб тоску мою дополнить,
      Можешь ты о мне не помнить.
      Можешь вечно позабыть,
      Мне же нечем в отомщенье
      Заплатить твое забвенье,
      Как по смерть тебя любить».
      Нежну речь его внимая,
      Стонут воды в берегах,
      То в струях изображая,
      Зримо что в его очах.
      Видя то, Пастух вещает:
      «Коль Пастушка отвращает
      Нежны взоры от меня,
      Вы меня в себя примите
      И струями потушите
      Жар несчастного огня».
      Он еще Пастушку вспомнил
      И едва уж не исполнил,
      Что на мысли полагал,
      В быстрину себя ввергал;
      Но Пастушка прибежала
      И ласкательством своим
      Овладела тако им,
      Что от смерти удержала;
      И из муки извела,
      Что любезным назвала.
      Безделка, иногда, любовника смущает,
       Безделка и прельщает,
       Один суровой взгляд
       Свергает часто в ад,
      И жизнию дарит приятная улыбка.
       Как в сеть пойманная рыбка,
      Трепещет, мечется, вздыхает без воды:
      Так сердце страстное в отчаянии рвется.
       Но все прейдут беды,
      Когда несчастный сей любезным назовется;
       Любовник так бывает рад,
      Как рыбка брошенна, во глубину, назад.

    • bj

      Два Цыпленка

      От bj, в Херасков М.М.,

      Живали, иль живут и ныне, два Цыпленка;
      Однако не такой имели острой вид,
       Какой бывает у Орленка,
      Которого глазам и солнце не вредит,
      Когда на жаркие лучи его глядит.
      Таскались наугад две маленькие курки,
       И в вечные играли жмурки;
      А попросту сказать, не видели ни зги,
       Как будто бы кроты подземны,
       Имели взоры темны
        И темные мозги.
      Невежество свое невежи любят страстно,
       Равно Цыплятка те,
       При этой слепоте,
      Ласкались, что они довольно видят ясно.
      Казалось им, что льзя ощупать свет и тень,
      Системы новые о свете издавали,
      Учеными они друг друга называли,
      Всечасно вздор несли и ночью звали день.
      И в людях таковы цыпляточки бывают,
      Которы светом тьму, свет тьмою называют:
       Хотя журила мать
      Слепых Цыпляточек, и все журили куры,
      Которы были тут, не слепы, и не дуры.
      Но спеси не могли, в безумках, уломать,
      Казалося, что их от зависти ругают.
      Так умных дураки всегда пренебрегают.
      И стали по двору, с тех пор, бродить одни,
      В колодезь забрели и скрылись там они.
       Невеж невежи похваляют,
      И тем безумия друг другу прибавляют.
      Разумной похвалы, единого словца,
       Я на сто слов не променяю,
        Когда узнаю,
      Что их сплетает льстец и слышу от глупца.
      Но с чванства не берут в казну ни малой платы,
      Затем и хвастают безумные Цыпляты.

    • bj
      Учители, при сем рассказе не дремлите,
       Пустого не мелите,
       Слова мои внемлите:
      Не отягчайте вы ребячески умы,
      И прилагая к ним труды и попеченье,
       Чрез многое ученье
      Не наводите вы на их рассудки тьмы;
      Дорогой легкою скорее ходим мы,
      И чистит легкое учение умы.
       Имел Крестьянин поле,
       Немного десятины боле;
       А этаки глупцы
      Всегда желания выходят из границы;
      Насеял в поле он ржи, проса и пшеницы,
      Посеял тыквы там, посеял огурцы.
       И мыслит: «Я хотя потею,
      Но осени дождусь и вдруг разбогатею».
      Настала осень, что ж родилось из того?
       Читатель, ничего.
      Таков и детской ум: все силы изгоняет
      Кто множеством наук его обременяет.

    • bj

      Воробей и Сова

      От bj, в Херасков М.М.,

      В негодную Сову прекрасной Чиж влюбился,
      И кто бы таковой любви не удивился?
       Однако было так;
       Нейми, коль хочешь веры,
       Но резвой сын Венеры
      Нередко таковой и в людях сводит брак.
      Сова, надутая нескладной страстью тою,
        Взгордилась красотою;
        Не разбирая лиц,
       Других ругает птиц.
      Представилось еще надутой харе этой,
      Что будто есть она стихами феникс петой
      И что павлиновы имеет красоты.
       «Но чем гордишься ты, —
      Сказал ей Воробей, — и ближних презираешь?» —
       «Чем я горжусь, конечно, ты не знаешь,
        И смело так ворчишь,
      Когда моей красой прельщен пригожей Чиж». —
      «Пожалуй, не имей толико мыслей шумных,
      И тварей на земли не множь безумных, —
        Сказал ей Воробей. —
       Чиж, пленный страстью сей,
       Весьма тебя поносит;
      Тебе какую честь порок его приносит?»
      Коль кто, влюбясь в кого, свой разум повредит,
      Такая страсть людей не славит, но стыдит.

    • bj

      Прививок

      От bj, в Херасков М.М.,

      Кто в свет рожден от знатной крови
        И подымает брови,
      Коль крови сей цены собой не доказал,
        Тому шепну я в уши:
        Садовник ветку взял
        От самой доброй груши;
       К лесному деревцу
       Садовник привил ветку,
       И будто бы кокетку
        Он убрал не к лицу.
       Пристанут ли к березе груши?
        Как к пальцу уши.
      И стало деревцо о знатном роде лгать,
       А сверх того, других пренебрегать.
       Одно из диких осерчало
        И тако отвечало:
      «Пожалуй, помолчи, березка, на часок,
      Не чванься ты своим талантом не природным.
      Что ты заимствуешь от груши сладкой сок,
      Не можешь через то слыть древом плодородным;
      Гордишься ты пустым, как другу, мне поверь,
      Березой родилась, береза и теперь».

    • bj

      Роза и Капуста

      От bj, в Херасков М.М.,

      Капуста, подле Роз в сей басенке цвети
      И сделай некое для нас нравоученье.
      Пожалуй, господин писатель, не шути
      И к Розам сохраняй приличное почтенье:
      Ты знай, что из твоей Капусты щи варят,
      А Розы нежные любовники дарят
      Своим любовницам, жених дарит невесте:
      Так могут ли они цвести с Капустой вместе?
      Но басня всех равнять в стихах своих должна,
       Читатель, вот она!
      Взгордилась некогда прохладным Роза летом
       Своим пригожим цветом.
      Пригожество в сердцах у многих спесь варит,
      Хоть мозгу у иных красавиц пишут впусте.
      Но Роза, возгордись красою, говорит
       Цветущей близ ее Капусте:
      «Ты много мне стыда, Капуста, нанесла,
       Что близко поросла,
      С травами подлыми в соседстве жить не в моде,
      Цвела бы ты, цвела, Капуста, в огороде.
      Конечно, от меня себе пригожства ждешь».
      Капуста ей в ответ: «Стыдись такого чванства,
      Вчера ты родилась, и завтра пропадешь.
      Нет пользы нам в добре, коль нет в нем постоянства,
      Недолго красотой гордиться можешь ты,
      Так меньше быть должна сама себе любезна:
      Хоть я не столь красна, но больше я полезна». Достоинства всегда похвальней красоты.

    • bj

      Дань

      От bj, в Херасков М.М.,

      Кто хочет здесь найти, найдет нравоученье.
       Учтивость, Дружба и Почтенье
       Дорогой вместе шли
      И годовую дань к начальнику несли.
      Почтенье принесло боярам дань любиму,
       А именно: бутылку дыму.
      Учтивость сладкие ласкательства дарит,
      С поклонами она безделки говорит;
      А люди гордые к таким безделкам страстны,
      И жертвы таковы для общества опасны.
       Дым портит ум и слух,
       Поклоны портят дух.
       И начал обладатель,
       Сей дани собиратель,
      Склонятися на дым и ласковы слова;
      От дыму портится нередко голова.
      Так чудно ль было тут произойти угару,
      Поклоны где и лесть причиной были жару?
       Но что же Дружбе принести?
      Поклонов нет у ней, она не знает льсти.
       Какой желать от Дружбы дани?
      За честность — похвалы, а за пороки — брани.
      Нравоученья те она и принесла;
       Но с этого числа
       Живет она попранна,
      От малых, от больших и от друзей изгнанна.

    • bj

      Палаты и Шалаш

      От bj, в Херасков М.М.,

      Прекрасно здание касаясь облаков,
       Великой гордостью дышало
      И мнило, что оно и землю украшало;
      И в людях видим мы подобных дураков.
      Сказал бы нечто я, однако не хочу,
      И может быть, кого сей сказкой огорчу.
       Так инак притчу перестрою,
      Высоку зданию в ней быть велю герою.
      О! здание мое, от подлости блюдись,
       Гордись высокостью, гордись.
      И как не быть ему в такой степени горду.
      Оно подъемлет бровь, оно подъемлет морду;
      А я, которой баснь толь чудную пишу,
      То слышал, что оно сказало шалашу,
      Который, как жених, влюбленный при невесте,
       Торчал на том же месте,
       Торчал и день и ночь,
      И так рекли мои спесивые палаты,
      В соседстве не терпя замаранные хаты:
       «Поди, голубка, прочь,
      И низостью своей меня не изурочь».
      А хатку спесь палат ничуть не огорчала,
        И хатка отвечала:
       «Напрасно сердишься, отсель меня гоня:
      Заимствуешь красу и славу от меня».
      Чрез вещи малые велики понимаем.
      Мы белые цветы от черных различаем.
      Коль худом и добром не различался б свет,
      Все было бы равно, как будто белой цвет.

    • bj
      На зеленой ветке сидя,
      Пел весною Соловей;
      Беспокойства тут не видя,
      Привыкает к ветке сей.
      Пел возлюбленну свободу,
      Пел вечерние часы,
      И прекрасную природу,
      И весенние красы.
      Страсть воспел в сердцах зажженну
      Сей приятной птички глас,
      И подругу, им плененну,
      Утешал по всякой час.
      Но забавы сей подружки
      Миновались, как его:
      Разродилися Лягушки
      Подле дерева сего.
      Мыслят: «Слушать мы не станем,
      Как вспевают Соловьи:
      Целым хором мы затянем
      Складны песенки свои».
      Заглушает их музыка
      Соловья и день и ночь;
      От сего нелепа крика
      Принужден лететь он прочь.
      Тако страждут Стихотворцы,
      Если где они поют:
      К возмущенью песней тут,
      Раскричатся правдоборцы.

    • bj
      Сын прочитал в статье натуралиста,
      Что нету птицы языкастей дятла.
      Сын молвил: «"Мама, что-то здесь нечисто.
      И очевидно, и невероятно.»
      «Трудись, как дятел, долго и упрямо, -
      Ответила с улыбкой сыну мама. -
      Кто знал, что длинен у него язык?
      Трепаться дятел вовсе не привык.»

×
×
  • Создать...

Важная информация

Чтобы сделать этот веб-сайт лучше, мы разместили cookies на вашем устройстве. Вы можете изменить свои настройки cookies, в противном случае мы будем считать, что вы согласны с этим.