Перейти к публикации
  • Басни

    Басни народов мира
    • bj

      Очки и свистки

      От bj, в Хвостов Д.И.,

       Старушка Критика сыскала
      В шкатуле у себя чудесные очки
      И в свете первые Французские свистки,
      Любимцам новых лет диковинки казала
      И говорила им: «Насмешливый разбор —
      Одно ругательство, — не вкуса приговор.
      Судить писателей нам должно беспристрастно;
      Лишь стоит на глаза мои очки надеть,
      Чтоб пятна малые в Поэме разглядеть,
      И вместе показать, что правильно и ясно,
       Затейливо, прекрасно,
      С природы языком и истиной согласно;
      Искусство в том, чтобы хвалить уметь;
      Извольте смело брать, лишь подойдите ближе,
      Подарки от моей вам искренней руки».
      Тут журналисты все в Берлине иль Париже
      (Но, право, не у нас) схватились за свистки,
      И ну свистать... А бедные очки
      В дому у Критики изволили остаться,
      Лонгинов будущих в Европе дожидаться.

    • bj
      Благочестивый волк средь волчьего народа
      (Не в первый раз твержу: в семье не без урода)
       Скотолюбив, толков,
       Убивствами гнушался
       И кровью не питался.
      «Наверно, — скажут мне, — волк этот без зубов».
      Ну, как бы ни было, — усердно он старался
      Святые кротости быть истинным жрецом,
       Говаривал: «Быть хитрым наглецом,
      Желудок наполнять кровавыми кусками,
      Быть ненавидиму несчастными овцами,
      О мысль ужасная!» Такая кстати речь
      И добрые дела умели всех привлечь;
      Ну, право, истине нельзя не покориться,
       Пришлось с злодеями мириться,
      У волка мудрости и честности учиться.
       Правдивый волк
      Учеников себе не малый собрал полк.
      Лисица поняла и прежде всех и ясно,
      Что скромно, тихо жить приятно, не опасно;
       Спешила клятву дать —
      Что дышит на земли, того и в рот не брать;
      Поститься начала, — надолго ли? — не знаю.
      Дождитеся конца, — к развязке приступаю.
       В голодный, может, год,
      И точно невзначай, учитель ученицу
       Смиренную лисицу
      Увидел, и нашел в крови у ней весь рот.
       Она цыпленочка щипала
      И с добычью в глаза наставнику попала;
      Тут говорить ему, не заикаясь, стала:
       «Ты непорочности пророк!
      Я в совести храню спасительный урок;
      Учение твое животным безобидно;
      Не спорю, — есть живых грешно и очень стыдно,
       Пусть рот в крови, —
      Я проповедница и правды и любви;
       Но в свете и невидно
       Преданья твоего следов.
      Там ястреб в воздухе терзает голубков,
      Плотиц и пискарей в воде щелкают чайки,
      А повар режет кур и рубит шейки, лапки.
      Тебе досталося стоять против грехов,
      А мне одной нельзя, — дух времени таков*. —
      «Таков дух времени? о! вечно будь проклята
      Дочь ухищрения, корысти и разврата,
       От нынешнего дня
        Не знай меня!»
      И люди говорят: дух времени свободы...
      Как будто этот дух подобен духу моды.
      Одна меняется от ветреных голов,
       Другим питаются народы
       С начала до конца веков.
      Дух истины один; он вечный сын природы,
      Сыскать его легко у всех людей в сердцах,
      Небесной мудрости целебные потоки
      Являют нам его в спасительных лучах.
      Коварства гордого и толки и уроки
      И в чувствах и в умах рождают лишь борьбу.
      Дух времени ль велел зарезать Коцебу?

    • bj

      Соловей и Ястреб

      От bj, в Хвостов Д.И.,

       Весной, при солнечном восходе,
        На ветке соловей сидел
         И пел
        Об милой и свободе;
      Приятным голосом он лес обворожал,
       Дробил, свистел, щелкал.
      Малиновки, дрозды, все слушали прилежно,
      Как трели разносил по роще ветерок;
      Но ястреб вдруг сказал: «Прекрасный голосок!
       А мясо, чаю, нежно!»
       Певца схватил
       И проглотил.
      Ну, право, в городах я то же находил.
       Там соловьи пусть громко свищут,
      Но люди не талант, — своей лишь пользы ищут.

    • bj

      Безногой и босой

      От bj, в Хвостов Д.И.,

      Несчастлив много я, и даже день со дня
       Судьба теснит меня;
      Но утешение страдальцам в лютой доле, —
      Что горести сосед претерпевает боле.
      И впрямь, — несчастные друг другу все родня.
       Пускай я стражду,
      Дв утолять могу я голод мой и жажду.
        Иной... Вот сказочка о том.
        Был нищий, и пешком
        Без обуви таскался,
        В пыли валялся;
       Приятным столько ремеслом
       Хотя вполсыта, но питался.
       Бедняк нетерпелив и бос,
      На паперти, мостах протягивает руку,
      Наводит жалобой прохожим скуку.
      Нога озябнет ли зимою и в мороз, —
       Он бедность проклинает,
        Обременяет
       Потоком горьких слез
       Святилище небес.
      Услыша жалобу, другой к нему несчастный
      Явился, — что? — приполз, увы! на костылях, —
      Ходить не мог, — он был изранен на войнах.
      Босому говорит: «И вопль и стон напрасный;
       Твой жребий строг,
       Нет у тебя сапог, —
      Как мне велишь стонать? ты видишь, я без ног».

    • bj

      Феникс и Филин

      От bj, в Хвостов Д.И.,

      Был Феникс — диво птиц. Он — солнца обожатель
      И добродетели усердный наблюдатель —
      Жил столько на земли, что трудно сосчитать,
      И ведал точно срок, в который умирать;
       Заботился костер убрать
        Богатый,
      С весельем на него приготовлялся лечь,
      И вдруг охриплую с березы слышит речь
      Неряхи филина. Сутулистый, хохолатый.
       Чуть дышущий, больной,
        Глухой,
      Соседу говорил: «О чем, Феникс, хлопочешь?
      Неужель умирать ты и заправду хочешь?
      А я так напротив, хоть болен, дряхл и стар, —
       Мне мил, приятен жизни пар;
      Раздолье, право, здесь, — свободно ночью дышишь
        И слышишь,
       Как раздается на суку
        Кукушкино куку».
      А Феникс отвечал: «С собою помириться
      Пора тебе давно и к солнцу обратиться». —
      «Ох! солнца твоего я, право, не люблю,
      Хочу так умереть, как время здесь делю.
       Тебе, пяти столетий зритель,
      Не трудно оставлять прелестную обитель;
      А я не старожил, — я весело живу,
       Люблю сыча, сову,
      И ветров и лесов полночную молву; —
       Мила подчас Борея ярость.
      Признайся, Феникс, сам, — великая ли Радость
      Лежать в сырой земле, червей питая злых?
      Тут Феникс закричал: «Учитель птиц ночных,
      Молчи!.. жизнь целую я солнцу поклонялся
      Привык его лучем издалека гореть;
       Кто огневидного не уклонялся,
      Тому, чтоб на него поближе посмотреть,
       Не горе умереть».
      Лишь то успел сказать, — костер свой зажигает
       От искры огненной крылом,
       Уверен в жизни, умирает;
      А ветр, разлив огонь кругом,
      Гнездо и филина навеки погубляет.
      Боюся басенку я к людям применять;
      Из них иные жизнь так любят провождать,
       Как будто им не воскресать.

    • bj

      Сорока

      От bj, в Хвостов Д.И.,

      Зевес за мужество орла и за полет
      Громоносителем его своим зовет;
      Пернатых целый род хранит такой завет.
      Прыгунья барыня щебечет лишь сорока:
      «Не хуже я орла, орел не без порока,
      Все птицы за него, но я одна теперь
      Пущуся и ему захлопну к славе дверь».
      Бывают меж людей такие самохвалы,
      Или на выдержку, без толку зубоскалы,
      Которым по плечу и даже генералы;
      Весь мир браня, иной промолвит скоморох:
      Суворов, верьте мне, отнюдь не полубог.

    • bj

      Волк при смерти

      От bj, в Хвостов Д.И.,

       Волк у медвежьего великого двора
      Хранитель был княжих сокровищ и добра,
       Работал много
      И подати сбирал с овец убогих строго.
      Средь дел, среди пиров стал болен волк и хвор
       С недели на неделю,
       (Врачей хоть полон двор)
       Исчах и слег в постелю.
      Тогда явился к волку друг
      И говорил: «Меня твой сокрушил недуг.
      Готовясь к счастию другого света,
      Лисицы милой ты послушайся совета
       И не оставь родных;
      Медвежья княжества обременен делами,
      Скажи, заботился ль ты о сынках своих
        И наградил ли их
       При смерти хоть мослами?»
      Поднявши голову и залившись слезами,
       Сказал, вздохнув, больной:
      «Лисица! ты мне друг; люблю я край родной;
      Могу ли позабыть ребят моей волчицы?
      Близ речки, перейдя дубровы за границы,
       Зарыл для милых мне детей
       Несметное число я мяса и костей». —
       «Тебя давно я знала,
       Ты прав, — лиса сказала; —
      Коль уделил кусок в наследство для родни,
      То, службе княжеской все посвящая дни,
      Наверное, наш лес обогатил, прославил
      И долго о себе всех плакать нас заставил;
      Кто сомневается? все знают, — волк готов
      Быть покровителем больных, сирот и вдов.
      Сокровищ груды ты запас среди лесов, —
      Какие, где? вещай». Увидя восхищенье,
      Лисице волк сказал: «Имел я попеченье
       Умножить княжества казну
       На случай мирный и войну;
      Известна чистота моих невинных правил;
      Признаюсь при конце, что в пользу земляков
       Я множество долгов
       Отечеству прибавил».
      Вот эта басенка — и вымысел и ложь,
       Но к ней не нужно толка;
      Довольно сыщется при всех дворах вельмож,
       На моего похожих волка.

    • bj

      Кукушка

      От bj, в Хвостов Д.И.,

       Кукушка хлопнула один лишь раз куку
        И замолчала.
      Крестьянин, слыша то, впал в горе и тоску;
      Он думал, что ему год жизни прорекала,
        А более ни дня.
       Хоть каждый попусту хлопочет,
       Никто здесь умирать не хочет.
       «Так, белой свет не для меня, —
        Мужик толкует, —
       Кукушка даром не кукует;
       Пускай повозится иной
        С сохою, бороной;
        Коль урожаю не дождаться,
      Какая нужда мне посевом заниматься?»
        Мужик так рассуждал
        И смерти ждал;
       Отнес пожитки все на рынок
      И даже не сберег цыпленка для поминок,
       Все съел. Проходит год, —
        Нет смерти у ворот;
      Проходят два, — мужик не пашет и не косит,
      Таскается с сумой и милостыни просит,
      А жив; прошло пятнадцать лет, —
      Крестьянин тут кричал: «Таков стал ныне свет,
       В кукушке правды нет!»
       Здесь умничать напрасно, —
        Повещено нам ясно
       Отсель идти в поход;
       Куда, когда, в который год, —
       Никто не знает.
      И так, читатель, пусть каждый запасает
      Исправно для себя к походу сухари
      От блеска утренней до вечера зари.

    • bj

      Кабан, Веприца и Лисица

      От bj, в Хвостов Д.И.,

       Кабан, веприца,
       Еще лисица,
      Обоим по роду не дальняя сестрица,
      Затея договор с царем зверей — со львом,
       На ловлю вечерком
       За добычей пустились;
      Убыток иль барыш охотно согласились
      Принять на общий счет, и ровно пополам.
      Лиса большую лань в тенета поймала,
      Дележ произвести товарищей скликала.
      Лев счел своих ловцов, и скоро по когтям,
      Что бы дать каждому его участок в пире;
      Польшую эту лань исправно растерзал,
       Потом сказал:
      «Нас было четверо, — вот части вам четыре.
        Одна из них моя, —
       Я царь самодержавный;
      Как половинщик ваш, беру другую я
      И третью потому, что богатырь я славный;
      А кто четвертую нечаянно из вас
      Лишь лапкой шевельнет, — я удушу сей час».
      Затейливый Эзоп решает в баснях смело:
      Завоеватели земель и царств чужих
      Так любят подчивать союзников своих;
      Но толковать о том совсем не наше дело.

    • bj

      Два быка и лягушка

      От bj, в Хвостов Д.И.,

      Все знают, каково Амурово коварство.
      Дралися два быка за телку и за царство;
       Ужасный бой
       Случись весной,
      Так все писатели лет древних утверждают.
      Одна разумная лягушка, из воды
      Головку высунув, кричит друзьям: «Беды!»
       Друзья ей отвечают,
      Что худа для себя отнюдь не примечают;
      Пусть бык быка и поразит,
      Уезду это их засухой не грозит.
       Она свое бурлит
        И говорит:
      «Один из воинов победой возгордится,
      А побежденный бык в болоте поселится;
      Оставя красные цветущие луга,
      Придет на топкие к лягушкам берега
       И будет их щелкать ногами
       Немилосердо каждый раз;
       Не только что с домами, —
       Разлучит с жизнью нас».
      Страдают бедные от сильного проказ;
      Иль по пословице: остер у страха глаз.

    • bj

      Жаворонок и Дети

      От bj, в Хвостов Д.И.,

       Надейся на других, а сам ты не плошай.
      Пословицу в восточный, южный край
      Пустил давно Езоп, Бидпай.
      Вьют гнезда жавронки, лишь рожь заколосится;
       Весною мир плодится,
      В дубравах тигры, львы, киты в морской воде,
      Род малых жавронков на пашне в борозде.
      Одна из самочек в то время не успела;
      Жалея, станется, минувших красных дней,
      Быть матерью она, хоть поздно, захотела,
      Тотчас свила гнездо, снесла яички, села
       И вывела детей;
      Любовь к наследию всегда смекать умела.
      Лишь налилася рожь, — новорожденных мать
       Пустилась хлопотать
      За кормом для птенцов; — нельзя не отлетать,
      А их покинуть жаль, — ну, если придут жать!
      Летя за добычей, пичужечкам пропела:
      ♦Прилежно сторожить, отнюдь об жатве речь
       Не простеречь,
      И пристально блюсти хозяйского приходу,
      Который прибредет и в мокрую погоду».
      Лишь самочка взвилась, — старик явился сам
      На собинку свою и рассуждает с сыном:
      «Не знаю, будет ли рожь прибыльна ужином,
      Но жать ее пора; поди, мой друг, к друзьям,
      Проси их приходить с серпами завтра к нам».
      Хозяин лишь ушел, то матка возвратилась;
        Ее семья
       И волновалася и крепко суетилась:
        «Родимая моя! —
        Малютки запищали,
      Мы без тебя, вот здесь худую весть узнали,
        Хозяин приходил
      И рожь пожать друзей он пригласил».
       Родимая, шутя, сказала:
      «Та помощь не пришла и хлеб еще не сжала».
      Но снова на заре за добычью слетала.
      Чуть поднялась она, — хозяин погулять
      На полосу придя, стал сыну толковать:
      «От траты времени и в барышах утрата;
       Проси, сынок, куму и свата;
      Коли упрямятся друзья, — поди к родным,
      Представь большую нужду им».
       Тут пуще у детей тревога:
      «Ах, матушка, лети скорее, ради Бога!
      Пожалуй не сгуби ты детушек своих!
      Лети! — он приходил и звать велел родных».
      Но матка, не решась с приютом расставаться,
      Ребятам говорит: «Лечу запас достать;
      Теперь-то слушайте, не вздумайте дремать».
      На воздух самка лишь, — хозяин любоваться
      Добычей прикатил, а рожь все на корни.
      Он сыну говорит: «Проходят жданы дни...
      Как не было друзей, так не было родни.
      Чем посторонних рук напрасно дожидаться,
      Не лучше ли самим нам за серпы приняться?
      Проси-ка матушку, сестер с женой твоей;
      Всю эту рожь пожать хочу я до полдней».
      Те вести лишь в ушах у самки зазвенели,
      Она сказала так: «Довольно мы сидели;
      Вы, детки, слышали, — сам хочет рожь пожать».
      Пустились детушки по воздуху бежать;
      Птенцы за матушкой, лишь крылья разогнули,
      Качались над гнездом и кое-как вспорхнули.

×
×
  • Создать...