Перейти к публикации
  • Басни дня

    • Лиса и еж

      Емельянова О.В.


      С жирной курочкой подмышкой
      Мчалась от собак лиса.
      Но забор высокий слишком,
      А добычу жаль бросать!
      Лай собачий приближался.
      Что же делать? Видит, еж
      Под кустом в клубочек сжался
      И пыхтит: «Меня не трожь!»
      Всех зверей лиса умнее.
      Вмиг смекнула, выход есть:
      «Еж, иди сюда скорее,
      Помоги мне перелезть!»
      Еж ей: «Да ведь я колючий!»
      А лисица: «Не беда!
      Уколоться все же лучше,
      Чем погибнуть навсегда!»
      Стала по ежу взбираться,
      Лапы исколола в кровь.
      Влезла и давай ругаться:
      «Растудыт тебя в морковь!»
      Всю переколол, скотина!
      Сволочь! Так тебя растак!
      Будь ты проклят! Чтоб ты сгинул!
      Вся я в дырках, как дуршлаг!
      Ты – колючая кошмарность!
      Чтоб тебя сожрали псы!»
      Вот такую благодарность
      Получил еж от лисы.
      С той поры зарекся ёжик
      От беды лису спасать.
      Да и людям, с нею схожим,
      Вряд ли стоит помогать.
    • Конь в поле

      Басни из «Расширенного Ромула»


      Голодный конь увидел поле, все в спелых колосьях; да не приметил он терновника, что отделял поле от дороги, и понял это лишь когда больно изорвал о него живот.
      Так люди алчные видят предмет своей алчности, но тернистых путей к нему не видят, и оттого «Только к корысти стремятся, и только с убытком уходят».
  • Новые публикации басен

    • Переродившияся пчелы

      Гей Д.


      Почтенному Доктору Свивту, Декану с. Патриция.
      Буду я почитать друга моего во всяком месте и во всякое время, хотя при древних Дворах сей поступок и порицали. Весьма я знаю, что в искусном политике считалось сие великим заблуждением; ибо мнили, что дружба не могла долговременно продолжаться, и тот назывался по слову искусства глубокоумным, кто не терял из виду собственной своей корысти; другия времена, другие друзья, сие была политическая аксиома.
      Знаю я, что вы имеете многих врагов, и что я именуясь вашим другом, навлекаю на себя их отвращение. Мне известно, что все бездельники, кто бы они ни были; ненавидя вас, внутренно содрогаются от ваших речей и писания. Вы столь вольны в ваших сочинениях, что сии плуты не могут мирно наслаждаться имуществом, награбленным у ближняго. Вы заставляете людей всякаго состояния не терпеть и проклинать себя, а зависть вооружает против Попия и против вас безчисленное толпище всех наших мелочных писателей. Что же касается до усиливания сих последних, правда, что одни типографские наборщики от того терпят.
      О праведный Боже! какие сильные люди! (ибо в Лондоне видали истинных Ввтоматов, (*) занимающих самые высочайшие чины) какие люди разсыпали на вас злоречие и пасквили, ясное доказательство вашего разума и вашей добродетели! Но в писаниях ваших язвили вы пороки их; следовательно получили вы то, чего были достойны, и из сего-то можно заключить, что имеете вы весьма малое число друзей, кое составляют несколько мудрецов и я. Дабы яснее открыть мысли мои, намерен я разсказать вам нижеследующую басню; она ни мало не сходствует с нынешним временем, и я ее выдаю вам не так как урок нравоучения.
      Одна весьма хитрая и политичная пчела, которая однакож не имела ни малейшаго дарования, пренебрегала то искусство, в коем упражнялись подобныя ей, а любила одно только сладострастие. Будучи надменна, тщеславна и жадна к власти, а более к корыстолюбию, она склонила к себе почти весь рой подарками и ласкательствами. Малые бездельники обогащают больших.
      Она, свершив свои желания, достигнув на верьх могущества и собрав безщетныя сокровища, обнажила тем все свое тщеславие. Безстыдство ея было в почтении, и всякая пчела, имеющая хорошие и воздержные нравы, была в глазах ея безполезна и безумна. И так те, кои следовали законам чести, посланы в изгнание, а чины их отданы порядка нарушителям. Богатство сделалось титлою славы; бедность стала поносною и остроумие презренным; дух прельщения был всеми похваляем; любовь к отечеству, правосудие и законы принуждены были молчать пред сею сребролюбивною и развращенною пчелою; одним словом, почти весь рой, желая участвовать в ея татьбе, не радел более об общественных трудах.
      Оставим, говорила она сим яростородным и малоумным тварям провождать целые дни в подлых механических рукоделиях, а мы, которых природа одарила тонким и нежным разумом, удалимся от низости предков наших. Оса и Трутень, вы все в том признаетесь, что живут гораздо и веселее и щеголеватее нас; они забавляются как дворяне и препровождают целые дни в пиршествах, никаким трудом не востревоженных; они жиреют благородным образом от избытков своих соседей.
      Одна упрямая пчела, работающая в своем ячье, услышала сии речи, и воспламеняясь негодованием, дала на них жаркой ответ: я небрегу о твоем презрении и гнушаюсь тщеславием. Законы покров естественным нашим правам, а дабы защитить их, то должна ты понесть оскорбление. Как! весь здешней рой обольщаем сладострастием и никто не дерзнет противостать пагубному сему стремлению! поддерживай честь своих предков! Царица ваша чрез единое истребление вреднаго сего зла думает возвыситься. Помысли, что остроумное изобретение есть подпора нашего сообщества; предки наши одними токмо трудами и бдением сделались столь сильны и славны; будь добродетельна, отвергни предуготовленный тебе срам, открой глаза и смотри, что рабствуя частным выгодам, подкапываешь и истребляешь ты основание нашего сообщества.
      Едва она сие выговорила, то тот же час изгнали ее вон и обругали с жестокостию. Одна только чета друзей, презирающая так как и она сих гнусных выродков сотовариществовали ей в убежище.
      Пусть сии Шмели, говорила она, отлетая от них, пусть сии подлыя насекомыя (я даю им то имя, кое из сих оне лучшим по себе найдут) теснят наше отечество. Их ненависть уясняет нашу добродетель и нашу ревность к общенародному благу; мы же, будучи сим развращенным скопищем презрены и отверженны, более заслужим почтение у малаго числа мудрых.
      * - Самодвижуицаяся махина, или истукан.
    • Ребёнок и волк

      Шпаннагель А.Л.


      Беспечный мальчик вышел погулять
      И не заметил, как дошёл до леса.
      Среди деревьев - свежесть, благодать.
      Для детских душ - источник интереса.
      Узрел внезапно волка мальчуган,
      И принял за знакомую собаку.
      Но не застыл, как чёрствый истукан,
      А молвил: "Я узнал тебя, гуляку!
      Ты в книгах человеку - верный друг.
      Жаль, накормить тебя сейчас мне нечем.
      С тобой приятно коротать досуг,
      И пусть он будет, словно дружба, вечен!"
      И серый волк - голодный, дикий, злой -
      Так речью мальчугана был растроган,
      Что сжалился над ним скупой слезой,
      Сквозь чащу леса проводив до крова...
      Быть может, перед детской чистотой
      Любая злоба меркнет, отступая.
      Не может уязвлённым быть святой!
      Непобедима жизни суть святая!
    • Тигр, Леопард, Ишак и другия животныя

      Гей Д.


      К политику.
      Некогда развращение овладело всем родом человеческим; собственная польза заразила все разумы; постыдные дары, заглушая употребление здраваго разсудка затьмили истинну и помрачили красноречие. Прошедшия времена изобиловали великими преступлениями; и так должен ли я для оправдания наших предков заключить, что вся их история несправедлива. Мне весьма известно, сколько мзда оскверняла их руки; но как сии политические доводы и сребролюбие во всей силе тогда существовали, то политики, как вы сказываете, делали весьма благоразумно, употребляя вернейшие способы к достижению до своей цели; они делали весьма изрядно, влача людей в ту сторону, куда им желалось, и снаровляя слабости их в свою пользу. Не показывали ли они при таких случаях великость своих дарований и прозорливости.
      Я не противостою сим причинам, но прошу вас выслушать мои и дать на оныя ответ. Естьли в этом истинна, и естьли тут справедливость, чтоб стряпчей наставлял судью защищать и ту и другую сторону? вы весьма известны, что одни задатки делают их красноречивыми, и что достойнство партии состоит только в их пышности. Естьли это самое есть истинна, то могут ли дарования, разум и мудрость получить благосклонность от прелюбодейки, которая покупается деньгами, так как вещь продажная? Священное писание вещает к нам, что человек склонен к злу; скажете ли вы, что сия склонность уменшает ненависть к дияволу? в прочем, чем склонность сия сильнее, тем менее блистают дарования сих злых духов.
      Вы знаете еще, что разврат водворился к людям не недавно; что он находился во всех землях; что вельможи прошедших времен, видя себя при бреге пропасти, и содрагаясь при взоре на глубину оной положили между ею и собою за преграду чины, пенсии и подлые подарки. Таким образом отсрочивали они на некоторое время свое падение и утвердили свои щастливые успехи. Они владычествовали деспотически, и утесняли с наглостию, а подлые их рабы возносили ту руку, которая изобильно сыпала на них злато. Народ обманут был недостойным образом, злодеи похищали честь и преимущества; они имели первейшия степени, а дарования и достоинства заточались во мраке.
      Но наконец сии нещастные, лишенные сокровищ, доверенности и чинов, оставлены от всех, и отчаянны подверглись общенародному презрению и жесточайшим укоризнам, кои заслуживало мерзкое их хищение. Куда девались славные мошенники, куда тогда девалась ваша гордость, ваша пышность, и куда изчезло сие толпище ласкателей, преследовавшее пути ваши? были ли вы еще потом окружены бездельными панигиристами? нет; сие сонмище лжецов, разделяющее с вами бездельства ваши, желало прежде всех провозгласить ваши плутни, бездельническия намерения, гнусныя предприятия, слабыя дарования и постыдную вашу неверность.
      Безумцы! как не могли вы, будучи вознесенны на вышшую степень, предвидеть своего падения? каких приобрели вы себе друзей? подлых невольников, коих купили вы, дабы подавали вам советы во время вашего царствования; а на содержание сих тунеядцов приумножили вы долги народа. Ненастныя жертвы! известно вам, что сии низкия души тогда только оказывают дружбу, когда им за то платят.
      Сильнейший из всех зверей без сомнения есть лев; сила и достоинство рода его показывают сие превосходство. Однакож это правда, что некоторые львы вручали власть свою ишакам, как будто бы умение визжать достаточно было для владения обширными лесами.
      Некогда один из сих ишаков, будучи так горд, как осел, и притом великий корыстолюбец, угнетал лесных жителей; он присвоял себе все их имущество и для удовлетворения ненасытимой своей пасти попирал ногами законы. Повторяемыя насилия произвели общенародную ненависть, которой вопли вскоре коснулись ушам сего министра. Терзаем угрызением совести и внутренними волнениями, провождал он целыя ночи в размышлениях о своем состоянии и жестоко трепетал, зря сближающееся падение.
      Я приберу себе таких друзей, говорил он, кои поддержат вознесенный мой сан, и чрез сие принужу врагов моих к молчанию. Так, не смотря на них, новые сии союзники утвердят мое могущество и я вскоре поругаюсь их роптаниям.
      В то же время, стараясь подкупить великодушных животных, уклоняется пред ними, им ласкательствует и предупреждает их желания. Сии честныя твари отвергнули гнусныя его услуги, почитая за посрамление быть полезными утеснителю. Однако благосклонность еще его поддерживала; он мнил, что некоторые подарки могут доставить ему хвалителей, но подарки, ясный знак несправедливости, не могли произвесть действия в честных лапах, хотя всякия лапы не отвергают то, что принуждает их протягиваться.
      Позлащенная наружность яблока побудила прожорливую свинью на все отважиться. Корыстолюбивый волк подкуплен был добрым куском оленины; лисица исполнилась ревностным жаром, приняв в подарок цыпленка, а обезьяна за большой орех с охотою прилепилась к подлой сей шайке.
      Наконец обремененный игом свирепства и общенародной ненависти угнетатель низвергнут, а общество получило отдохновение. Леопард, взявшись за дело своего народа, обнажил татьбы изменника и приял власть свою. Прислужники Царедворцы бежала толпами, спеша выхвалять пред ним свое усердие и предложить свои услуги.
      Свинья хрюкала с твердостию духа и утверждала, что все бездельники без изъятия должны быть повешены; но в самое тоже время низким и подлым голосом давала знать, что довлеет ей определить из государскаго сокровища пансион, состоящей из нескольких яблок. Волк, видя, что принимались за хозяйство, требовал себе на день по одной только бараньей голове. Лиса представляла, что прозьба ея об одном гусенке не чрезвычайно велика. Мартышка говорила, что ея болтанье, кривлянье и резвости заслуживают каждыя сутки орех, или другую закуску.
      Бегите, корыстолюбцы, вскричал Леопард! я гнушаюсь подлостью вашею; когда кто стремится к единому благу общества, тот не имеет нужды покупать друзей. Те, кои с достоинством несут сей полезный чин, имеют себе подпорою все непорочныя сердца; но дух мятежа и коварства всегда тщетно сыплет свои дары. Государь, принесенный вами в жертву, известен чрез поступки ваши, что можно на некоторое время купить полезныя орудия, а не друзей.
    • Сова и Суслик

      Шпаннагель А.Л.


      Сова была чудесной поэтессой.
      Её стихи дышали пестротой.
      Увы, не баловала птицу пресса,
      Писалось для себя, друзей и в стол.
      Книг издано при жизни очень мало,
      Ни членств, ни выступлений, ни наград.
      Известность от неё стремглав бежала,
      Хотя стихам был часто критик рад.
      А Суслик издавался ежегодно,
      Бумагу истязая чепухой.
      Он добивался целей как угодно
      И вскоре стал персоной непростой -
      Он птицей стал высокого полёта!
      Хотя какой у Суслика полёт?
      Обрезать крылья бездарю охота,
      Чтоб не смешить прекрасный небосвод.
      Так оба развивались в разных руслах.
      Как говорится, каждому - своё.
      В историю вошёл, конечно... Суслик!
      (Хотя во многом вляпался в неё).
      Мы резво дивных сов обходим мимо
      И возвышаем сусликов легко,
      Всё чаще замечая то, что зримо,
      И пропуская то, что глубоко.
    • Человек, кошка, собака и муха

      Гей Д.


      Переводчик к своему отечеству.
      Блаженная страна, коея плодородныя поля охраняется Марсом и Нептуном, и ограждаются неприступным жилищем естества. Щедрая природа основала в тебе престол наук и художеств. О Россия! да не будут чада твои невольниками роскоши, и да не востревожит никто благополучнаго твоего жребия. ПЕТР тебя воскресил, ЕКАТЕРИНА просветила, ПАВЕЛ совершит. Соответствуй спасительным их попечениям; блюди себя отечество любезное. Ты восходишь днесь на чреду свою, преуспеваешь в возраст мужеской, то должно отринуть тебе слабости порока и своенравие младенчества уже миновавшагося. Должно укрепляться в добродетелях мужу, а не отроку приличных. Законы твои священны; они начертаны рукою справедливости, подвигнутыя сеодцем; но естьли сии драгоценные залоги милосердия и попечения твоей премудрой Законодательницы оставишь ты без рачительнаго наблюдения, без прозорливой и неколебимой честности, то не будешь соответствовать истинной и должной благодарности к подавшей тебе оныя, и воспрепятствуешь ей наслаждаться совершенством ея творения. Паки ли гнусная мзда искривить прямыя весы правосудия? паки ли вредная роскошь и праздность заразит тебя болезнию? блюдись дражайшее Отечество мое! возвышай и разширяй свою славу, в коей и самая зависть препятствовать тебе будет не в состоянии. Не гоняйся за привидениями внешния суетности; ищи своего блаженства внутри себя. Все у тебя есть изобильно; изведывай свои собственныя силы! и соделавши собственное свое блаженство, разширяй его и на своих соседей, дабы все единогласно возопили благодарение и совокупно воздвигли в честь твоей афины долговечные обелиски, и увенчали их радостными и благодарными сердечными чувствованиями. Се жребий твой Россия!
      Требует природа, чтоб все члены обществ взаимно друг для друга трудились; ни кто из них не произведен для увальчивой праздности. Естество определило одним водить плуг, другим ударять тяжким млатом в раскаленный металл. Некоторым обращать опрометчивый челн; иным, упражняясь в науке познания ветров и брегов, препровождать флоты наши от единаго полюса к другому; иным прилежать к полезными художествам. Некоторым превосходнейшаго существа духам вложило оно в руку приятное перо и в уста сладкое слово для наставления прочих. Почему всяк, стремясь к общественному средоточию, должен в сожитии быть дружелюбен, потребен и необходим, и родясь для совокупнаго блага, пользу и утеху ближняго почитать яко свои собственныя.
      Верховный обладатель за ествы, на столе его предлагаемыя и одолжен земледельцу, за великолепныя и блестящия одежды художнику, за защищение от суровости воздушной трудам строителя. Искусный оружейник приготовляет ему украшающий и защищающий меч; а они все награждаются милостями и попечением своего Монарха. Он защищает их имущество и поддерживает законы; его блаженство зависит от блаженства подданных, а их благосостояние от его собственнаго. Вот цель трудов добродетельных сограждан, и вот получаемые ими сладкие и мирные плоды! одно искусство и трудолюбие всех вообще содержит и укрепляет.
      Некогда нужда принудила животных предложить человеку свои услуги. Прежде каждой из них, живя особно, искал с трудом собственной выгоды. Тысяча забот, тьма опасностей тревожили нещастное их состояние; иногда находили они пропитание, а иногда, лишенные онаго, претерпевали голод. Наконец познали, что одна общественная жизнь может доставлять им достоверныя удобности в содержании, и что одни только человеческие труды и попечения могли удовлетворять их нуждам.
      Поджарая, безсильная и от глада полумертвая кошка желала первая быть выслушана.
      Говори Минета, ответствовал человек, что можешь ты сделать для блага общаго? Сими зубами и сими когтями, говорила кошка, буду я вам служить с неутомимостию; я буду истреблять крыс, вредящих ваши ествы и никакая мышь не дерзнет больше показываться из норы, не будет уже пожирать припасы ваши и оставлять на них втисненные знаки острых своих зубов.
      Я согласен на сие, сказал человек сии качества могут способствовать к общей пользе; крысы похищают наше жито и чинят тщетными подвиги земледельца; а род ваш защищает их труды, истребляя сей вредоносный гад.
      Потом обратясь к собаке: теперь, Турка, скажи, мне какия ты имеешь дарования?
      Милостивый государь! ответствовал пес; кто хвалит сам себя, тот привлекает на себя во лжи подозрение. И так осведомтесь у тех, кои меня знают, спросите их, естьли самая строгая недоверчивость нашла меня когда нибудь или изменником, или несправедливым; спросите о сем моих товарищей, пусть все они скажут истинну; верте, бдение и постоянство мое будут вам полезны. Когда стану я стеречь ваши стада, то пребудут они безъопасны; когда же во время ночи буду я охранять вас, то не дерзнут злодей к вам приближиться.
      Ты говоришь справедливо, сказал человек, столь важныя услуги достойны награждения. Прямая и неколебимая верность так между нами редка, что достойна ты великаго уважения. Сия драгоценная добродетель превышает всякую мзду; так будь же другом моим и сотоварищем.
      Потом обратясь к Мухе, спросил, какия услуги ты обещаешь?
      От меня? жужжала крылатая насекомая. Я думала, что вы совершенно известны о моем происхождении. Милостивый Государь! я дворянка, пристало ли мне упражняться в каком нибудь рукоделье? пусть подлые ремесленники выработывают грубую себе пищу; они исполняют свою судьбину, а я всякой день наслаждаюсь различными забавами. В полдень, когда нежный пол разлучается с постелею, прихлебываю я сладкий чай, от бутылок с Шампанским вином получаю я себе божественные обеды, и обоняю благоухание златовидных сиракузских вин; одним словом, посещаю я токмо великолепныя пиршества и живу для утех. Человек, смеясь ея гордости, возразил самохвальство ея такою речью:
      Долой! далее от сего персика, оставь мягкое сие седалище, непотребная Мошка! тунеядец онаго не достоин.
      Могла ли бы ты, безумная, вкушать от сей сладостной кожицы, когдаб трудолиюбивая рука попечительно не уготовила здесь землю для изращения сего древа? естьли бы и прочия твари подобий тебе были без всякаго достоинства, то конечно голод принудил бы тебя искать пропитания на куче навозной; на ней то такия, как ты, презрительныя твари должны искать пищи своей, нестоя ничьего сожаления.
      Естьли можешь ты различать истинное от ложнаго, то знай мерзкая и самолюбивая пылинка, что тому только, кто способствует разумною ревностию к умножению блага общественнаго, известны суть верныя корысти.
      Сказав сие, смахнул он на землю сию безпокойную гадинку, и раздавя ее, сделал примерную казнь для всех тунеядцов.
    • Юпитер и земледел

      Гей Д.


      Ге к самому себе.
      Ге, обрати взор свой и прилежно разсмотри все тебя окружающее: имеешь ли ты такого искреннейшаго друга, и столько же тобою предеубежденнаго, как ты сам? Твои недостатки, столь видимые от всех, никогда не поражали другаго тебя. Когда дхновение фортуны разрушило воздушныя твои здания, упрекал ли он тебя, унижал ли и приключал ли тебе ужас, выговаривал ли тебе твои недостатки?
      Естьли не внемлющее моления твоего щастие содержит тебя в унижений, то сие не должно казаться тебе странным. Вникни обстоятельнее в поступки прочих людей; не уже ли будешь ты столь несправедлив, чтоб возжелать в одно время и богатства и добродетели? Неужто ты при твоем случае подобно прочим пресмыкался; а хотя и доведен был к тому необходимостию, однако забыл ли истинну, честь, добродетель и спокойствие душевное? Естьлиж ты к сему неспособен, то отрекись фортуны, пиши, будь премудр и будь беден.
      Оцени справедливо дары сей прелюбодейки: что может составить твое благополучие? Естьли оно получалось златом, то было бы мздою лжи и бездельства; но чем более возрастают сокровища сребролюбиваго, тем паче умножаются его муки. Представь одну минуту, (что однако никогда не может быть) представь, что щастие награждает тебя всеми своими дарами; будешь ли ты тем благополучнее? ты живешь мирно и спокойно, и так может ли оно что нибудь лучшее тебе доставить?
      Положим, что ты богатый наследник, изобилуешь великими доходами, наслаждаешся всеми утехами и нетревожишся никакою заботою: не уже ли из всех смертных один ты тот, коего нравы, при перемене состояния и щастия, останутся не растленны? Статься может, что, сделавшись надмеру расточительным, захочешь ты украшаться блистанием суетности, тогда не можно тебе будет пробавится без псовой охоты, без лошадей, без богатаго стола, без многочисленных слуг, без серебра: великия издержки сделают долги твои не оплатимыми; игрою будешь ты разточать доходы целаго государства; доверенность твоя упадает, и тысяща безжалостных заимодавцев принудят тебя остаток дней своих страдать в темнице.
      Вообрази еще, что ты имеешь величайшее могущество; но может ли оно хотя на один час удалить от тебя задумчивость? положим, что позволено тебе насыщать корыстолюбивыя свои прихоти; положим, что ты можешь ослеплять своего государя и утеснять народ; положим что тебя каждодневно прихлебатели твои нянчат нежными ласкательствами; скажи, совсем тем способно ли будет сердце твое ощущать хотя одно сладкое и чистое чувствование? нет; великия преступления делают тебя совсем безчувственным. Естьли стремишся ты к благополучию, я говорю о внутреннем и истинном, то его можно обресть всюды как при дворе, в чертогах, так в шатрах и в бедных хижинах; оно может обитать во всех сих местах; всякой довольной разум оным владеет.
      Утомленный трудами земледелец отдыхал под сению развесистаго вяза. Милосердый Боже! говорил он, сколь горестно мне от года в год влещи тяжкое бремя сей жизни! едва только начинает являться день, работа меня возбуждает; в пот лица достаю я грубое мое пропитание и с каждыми сутками усугубляется мера моего злополучия!
      Великий Юпитпер, слыша сие, выговаривал ему за роптание его тако: неправедная жалоба меня оскорбляет; престань сетовать и яви мне нужды свои. Ты обвиняешь судьбу пристрастием; научи меня, что может сделать жребий твой блаженным, разсмотри собственным своим оком все состояния смертных, чего желаешь, ты? чем хочешь быть?
      После сих изречений отца богов, оратай мгновенно подъятый на облака, увидел, весь человеческий род, его труды и непрестанныя заботы. Зри, сказал Юпитер, человека сего, седящаго пред сими наполненными златом влагалищами; с каким восхищением он его щитает; он нынешний день всею сею грудою приумножил свое сокровище! Ах, естьлиб я был на его месте, возопил пахарь, то мог ли бы еще чего требовать? Научись, ответствовало божество, различать истинное благо от ложнаго, которое имеет одну токмо блестящую наружность; возьми сие зерцало. Земледелец, приняв сго, с ужасом видит в нем сердце сего златолюбца подобно беспрестанно обуреваемому морю; он зрит на лице его все те ужасы, которые причиняют ему размышления о будущем; видит воспоминание прежних грабительств, терзающее трепещущую его грудь, которая не согревалась никогда ни единым лучем блаженства. Отринь моление мое, вскричал крестьянин, сохрани меня, великий Боже! от подобных угрызений. Я содрагаюсь, видя судьбу сего нещастнаго; соблюди меня в низком моем состоянии!
      Обрати взор твой, сказал ему громодержец, на сию блистающую толпу и виждь сего кичливаго и смеющагося вельможу. Увы! сказал простодушный человек, каким, мню, должен тот наслаждаться благополучием, кто таковым образом может одолжать искренних и благодарных своих друзей. — Постой и посоветуй с своим стеклом; очи смертных весьма слабозрящи!
      Великий самодержец! возопил человек, избавь меня сего позорища! — Разсмотри оное хорошенько; виждь все мучения сего невластнаго; виждь злодейское его сердце, пожираемое пламенем развращения; виждь гнусныя его руки, распространяющия заразу между сограждан своих. Любоимение ненасытимое чудовище, и хищение, имеющее орлиные когти, попеременно терзают удручаемую преступлениями грудь его. Упоенный величеством, колеблется он на подножии своем, на кое поставлен честолюбием; иногда полн тщеславия, ругается низшими, а иногда, объятый страхом, дрожит, предвидя близкое свое падение.
      Можно ли помыслить, вскричал земледелец, чтоб под сим прелестным покровом скрывалось столь гнусное состояние? Оставь меня в моей доле, о всесильный Юпитер! оставь мне плуг мой и мотыку!
      Потом разбирал он и отверг состояние хранителя законов, которое ему весьма показалось сходно с участью Министра. Тщетная любовь к славе не представила ему завистною судьбу воина, и он лился слезами о тех бедствиях, коими война опустошает целыя области, превращая их в пустыни.
      Каким зверством должна исполняться душа, попирающая все права и все законы, отъемлющая у подобнаго себе вольность и жизнь? но когда нападения и войны прекратятся, то колико еще терпим мы следующих за ними казней и бед. Сохрани меня, Боже великий! от сего неистовства, пусть будет рука моя употреблять одни токмо мирныя орудия!
      Оглядев тако разныя состояния жизни, признался он чистосердечно в неправоте своих жалоб, а великий отец богов произнес к нему следующия слова, ведай слепый смертный, ищущий истиннаго блаженства, что я не присоединил оное ни к чинам, ни к богатствам, но всякое добродетельное сердце им наслаждается. И так старайся быть справедливым; приобретай добродетель, чрез сие будешь ты наслаждаться душевным спокойствием. После сих слов, дабы сделать земледельца, благополучным, поставил он его под домашний вяз.
  • Новое в разделе «Разное»

    • Выборы в славянском лесу

      Воронина Н.


      Медведь в лесу славянском
      Решил собрать собранье:
      Итоги подвести, раздать портфели,
      Должности и званья…
      Правленьем Миши звери недовольны;
      Молчанье было не с руки.
      И повалили на собранье
      Зайчишка, волки, лисы, барсуки.
      Народ звериный бесится, орёт
      И скачет, что есть мочи:
      Пеняет Мише, что свободы мало тот даёт!
      Лисицу рыжую в правители пророчит,
      Надеясь, что кума их к светлой жизни приведёт.
      Подайте жизнь им, как в лесах Европы!
      Где траву зайцы не едят, а курят и жуют,
      Где волки на парады ходят с голой …опой
      И дятлы с белками, где семьи создают!
      Наш Миша вразумлял, покуда силы были…
      В пример всем приводил соседний лес,
      Где звери все традиции свои забыли.
      В погоне за пакетом западных «чудес»!
      У нас людей, как в басне этой, не иначе!
      Что в жизни мы имеем – не храним!
      А потерявши - плачем!
    • О бесплатном питании

      Воронина Н.


      В стране огромной, необъятной,
      Где звёзды на домах горят,
      Ввели питание бесплатное
      Во всех зверинцах для зверят.
      Бюджет взъерошили, как следует,
      Все регионы напряглись, -
      И все, питаньем кто заведует,
      В работу новую впряглись.
      Неделю звери в лапы хлопали;
      В звериных душах так легко!
      Ведь их зверята мясо лопали,
      Какао пили с молоком…
      Зверькам в столице, признаться надо,
      Кусочек дали мармеладу
      На Севере-всем, как положено,
      Зверюшкам выдали мороженое.
      В Сибири-белочкам-грибочки
      В приморье-рыбные биточки.
      Никто не обошёл закона
      И интересов региона…
      В одном провинциальном граде
      Зверины мамы за интернет засели,
      Узнали о несчастном мармеладе,
      Что в столице зверята ели…
      Звериные мамаши взвыли!
      Их вою не было предела:
      Бананы нынче дать забыли
      Мартышкам нашего удела!
      Что звери, то и люди! - Вот народ! -
      Различья нету тут - будь осторожен,
      Кто пальцы им засунет в рот -
      По локоть руку отгрызут!
      Ещё скажу: природе роем мы могилу,
      Законы мира нам не надо нарушать;
      Чтоб зверь свою почуял силу,
      Детёныша должна выкармливать - родная мать…
    • О пользе и вреде яда

      Воронина Н.


      Жили змеи в серпентарии…
      Стихов не знали, не пели арии.
      Тела под лампочками грели,
      Мышаток ели и всё шипели!
      Но лгать не буду! По госзаказу
      Свой яд сдавали на ножке в вазу.
      Берусь поспорить на сто рублей!
      Есть змеи и среди людей!
      Они на ближнего, что с ними рядом,
      Словесным часто брызжут ядом!
      Отличье в чём? Вы спросите друзья.
      Отвечу вам с охотой я:
      Змеиный яд здоровья людям прибавляет!
      Яд человечий жизни отравляет!
    • Эффект барабана

      Воронина Н.


      Оркестр играл концерт:
      Шопена, Моцарта и Баха.
      В театре люд внимал музЫку
      Чуть дыша…
      Вдруг на задворках барабан
      Отчаянно забахал
      И заявил: «Моя лишь партия
      В концертах хороша!»
      Так зачастую у людей бывает:
      Какой-нибудь чудак, не слыша
      Общего оркестра,
      Свою лишь партию упрямо
      Барабанит,
      В беседе никому не уступая места!
    • Лиса и фестиваль

      Кузнецов С.


      Лиса решила фестиваль создать,
      Чтоб знаменитой стать на фоне леса.
      Поэтов пригласить, стихи читать
      И стать на фоне их творцом чудесным.
      Сама же от отсутствия ума
      Талантами большими не блистала
      И позвала своих подруг кума,
      Чтоб слава ей за счёт других досталась!
      Создали группу, чтоб стихи читать,
      Но не свои, а знаменитых «мэтров»
      И в лес соседний едут выступать
      За 150 далеких километров.
      Приехали, собрались выступать,
      Овечьи шкуры на себя надели,
      Но скудным выступление назвать
      Сочли все зрители, что их смотрели.
      Тут зайцы вышли удаль показать
      И в ритме танца в барабан забили.
      Соседний лес талантами богат!
      И лис они всех начисто затмили!
      Лиса звереет и оскал в зубах:
      Мне славы не видать - сильней косые!
      Теперь обратно возвращаться - полный крах!
      И восвояси все вернулись злые.
      Мораль сей басни: прежде, чем считать
      Себя умней других (не всё бесследно!)
      Трудиться надо! И добрее стать!
      И уважать талант лесов соседних!
    • Стрекоза и Мужик

      Басни из сборника Синтипы


      Кидая по полю пространнейшем глаза,
      В траве крестьянина узрела стрекоза,
      Чтоб бедную ее словить, ползуща брюхом
      И слушающаго, где та сидела, ухом.
      Тут крикнула она тотчас на мужика:
      Ты лучше бы словил орла, иль кулика,
      Из коих выгода ловцам всегда надежна,
      Как словишь же меня, то буду безполезна.
      Что не возпользует трудившагось труда,
      Заботиться о том не должно никогда.
  • Темы

×
×
  • Создать...