Перейти к публикации

Житие Иоанна Ге


bj

99 просмотров

 Поделиться

Взятое из дополнения Белева Лексикона.

Гей ДжонИоанн Ге, славный Аглинской 17 века Стихотворец, происходил от древней фамилии, жившей в графстве Девонском. Он слушал науки в публичном училище в Варнштапеле, находящемся в том же самом графстве, под руководством Вильгельма Генера, весьма искуснаго учителя, которой воспитываясь в Вестминстерской Академии, принял себе за правило наставлять по примеру той Академии.

Господин Ге имел некоторой достаток, но весьма не довольной для того, чтоб с оным вести независимую ни от кого жизнь, к какой вольный его дух был склонен. В 1712 году сделан он Секретарем Герцогини Монмут, и исправлял сию должность до 1714 года, потом поехал в Ганновер с Графом Кларандоном, отправленным туда Королевою Анною. По смерти сей Государыни Господин Ге возвратился в Англию, где приобрел почтение и дружбу от знатных и ученых особ. Между письмами Господина Попе находится нижеследующее писанное от 23 Сентября, 1714 года.

Цитата

Добро пожаловать, любезный друг Господин Ге, в свое отечество, к своим приятелям, а больше всех добро пожаловать ко мне; хотя бы возвратился ты покрыт славою, находясь в милости при Дворе, любим, уважаем от Вельмож, и преисполнен тщетной надежды, или бы прискорбен, задумчив, занят переворотами щастия и заботами о будущем; хотя бы приехал ты подобно торжествующему Вигу, или потерявшему бодрость Тори, всегда будешь для меня драгоценен. Естьли ты щастлив, то беру я участие в твоем благополучии; но естьли злополучен, то и в самое гневное время сыщешь место в моем сердце, и убежище в Биенфильде. Естьли же сходствуешь ты с Торрием, как о тебе некоторые люди заключают, то я довольно знаю, что сие происходит от твоей признательности к тем особам, которыя старались сделать тебе услугу, и что ты никогда не входил в их политическия корысти. Когда же ты, так как Виг , чего я скорее ожидаю по моему унованию, ибо твои правила и мои между собою сходны; (как родных братьев в Аполлоне) они стремятся всегда к вольности, по которым уверен я в невинности твоей, а особливо известен, что ты ни к той ни к другой стороне весьма не прилепишься, разве захочешь сделаться совсем негодным: и так еще раз, ктоб ты таков ни был, или в каком бы состоянии ты ни находился, желаю я тебе совершеннаго блага.

В 1724 году представлена была на театре Дрилуланском сочиненная им трагедия, называемая Пленныя, которую имел он щастие читать покойной Королеве, бывшей тогда еще Валлискою Принцессою. В 1725 году издал он в свет первую часть своих басен, посвященных Герцогу Кумберландскому. Вторая часть напечатана была по смерти, его старанием Герцога Кенсбури. Сии последния имеют слог политической и гораздо важнее первых. В 1727 году предлагали господину Ге место надзирателя над молодыми Принцессами, которое им не принято. Он выдал многия сочинения, кои весьма в Англии нравились; главнейшия из оных суть следующия: неделя пастуха, Тривия, как вы это называете? Опера Нищих.

Автор примечаний на сей стих Дунциады (книг: 3 смотр: 326) стр. Gav dies unpenfioued with hundred friends. Ге умирает без пансиона с сотнею друзей.

Сей автор, говорю я, примечает, что вышеозначенная опера есть сатира, которая весьма понравилась всему свету, как знатным, так и народу, и что никогда столь кстати не можно было ни к чему приписать сих стихов из Горация.

Primores populi arripnit, populumque tributim. Язвил сатирою Вельможей и народ.

Сия пиеса имела безпримерный, и почти невероятный успех; все, что нам разсказывают о чрезвычайных действиях древней музыки и трагедиях, едва может сравняться с оною. Софокл и Еврипид меньше были известны и не столь славны в Греции. Сия опера представлена была в Лондоне шестьдесят три раза сряду, а следующею зимою принялись за нее с таковым же успехом: она играна была во всех главных городах Англии, и в некоторых из оных давали ее до сорока раз, в Бате и Бристоле до пятидесяти, и так далее. Из Англии перешла она в Шотландию и Ирландию, где ее представляли раз по четырнатцати. Наконец была она и на острове Минорке. Имя автора было тогда в устах всего народа; знатныя женщины носили главныя арии на своих веерах, и оныя написаны были на всех екранах. Актриса, играющая ролю Полли, бывши прежде cоасем не известна, сделалась вдруг кумиром всего города; напечатан был ея портрет, которой в безчисленном множестве продавался; написана была ея жизнь, издано в свет премножество книг, состоящих из стихов и писем к ней; собирали даже и замысловатыя ея словца. Еще более сего сия пиэса изгнала тогда из Англии Италианския оперы, истощевавшия там лет с десять все похвалы, которых славу обожаемый как от знатных, так и от простаго народа, славный критик господин Дени, своими трудами и возражениями во всю жизнь не мог опровергнуть; но она изчезла от одного сочинения Г. Ге. Сие достопамятное приключение произошло в 1728 году.

Скромность сего автора столь была велика, что он на каждом своем издании ставил: Nos haec novimus effe nihil, мы знаем, что это ничто. Доктор Свифт, Декан С. Патриция, написал ему и опере ницих апологию, в своей книге называемой Interlligencer, No III. Оне примечает, что

Цитата

хотя худой вкус и мог возиметь верьх в Дублине, где Г. Ге находился, но в Лондоне трудно было вообще понравиться великому числу, и принудить молчать самых порицателей. Я говорю, (продолжает он) то что мы называем забавой, или увеселением (humor) есть превосходнее разума, когда оно соединяет в себе полезное и приятное. И так я утверждаю, что комедия, или шутка, или как заблаго разсудят критики ее назвать, именуемая опера нищих, ни с чем с сей стороны несравненна, и что сие самое есть причина чрезвычайнаго успеха, которой имела она в Англии: Декан потом делает примечание, что все единодушно думали, будто сия опера язвит придворных и государственных Министров. Правда, говорит он, что в щастии господина Ге было что нибудь особливое; ибо находясь при Дворе, владея великими достоинствами, соединенными с приятным обхождением и с кротким нравом, и имея около пяти сот приятелей и лестныя надежды, со всем тем исчез; а сие сделалось чрез весьма важную причину; ибо подозревали его в сочинении одного язвительнаго письма и сатиры на некотораго великаго М ..... которой наконец признался всенародно, что он точно знает, что господин Ге не был автором сей сатиры, но как его в том уже винили, то и достоин он был наказания; ибо в столь просвещенном веке, в каковом мы живем, добродетели великаго М ... должны быть столь мало подозреваемы, сколь целомудрие жены Цесаревой.

Надобно признаться, что опера нищих не первое было писание, которым господин Ге критиковал Двор. Не говоря о других его сочинениях, басни его, приписанныя Герцогу Кумберландскому, показались весьма смелыми, за которыя и обещано было ему награждение.

Цитата

Господин Ге, прибавляет Декан, говоря о содержании оперы нищих, в сей пиэсе изобразил совсем новым слогом всякаго рода пороки в самом ясном и ужаснейшем виде, и оказал чрез то великую услугу как религии, так и добродетели. Чрез что и приобрела она столь великой успех: люди различных партий, всякаго состояния и всяких сект сходились толпами, чтобы видеть сию оперу, или читали оную с превеликим удовольствием. Сами государственные Министры, на которых, как сказывают, он наиболее всех целил, часто бывали при представлении сей пиэсы, будучи внутренно уверены о своей невинности, и дабы убедить публику о несправедливости сего сравнения с злостию, завистию и ненавистью некоторых вельмож ..... В сем щастливом плоде господина Ге, все характеры весьма истинны; и нет ниодного, которой бы превосходил натуральной, которой бы был чрезвычайно обременен, и которому не можно бы было приискать подлинника. В сем сочинении обнажает он всю систему сего водворившагося посреди нас неправосудия, которое подвергает как нашу жизнь, так и имение в опасность на больших дорогах, в публичных собраниях, и в самых наших домах; он показывает в оном бедную жизнь и постояяиый рок сих преступников; изображает также подлую мзду, за которую продают они и живот свой и свою душу, будучи преданы своими женами, своими товарищами, своими укрывателями, или покупателями. Сия комедия содержит также сатиу, которая и не касается до наших времен, однакож могла быть весьма полезна в прошедшие веки, и имела бы свою пользу в предбудущие. Я говорю о том месте, где автор берет случай к сравнению сих обыкновенных воров, и разных хитростей, кои они употрсбляют, дабы себе изменить, себя обмануть и погубить друг друга, с происками и лукавствами политиков испорченных времен. Комедиа сия насмехается также весьма справедливо глупому нашему к Италианской музыке вкусу, которой никак не пристоен ни нашему северному климату, ни нашему народу, и которой ввергает нас в негу и исполняет лживыми Италианскими мыслями ..... Наконец сказать должно, что одна только раболепствующая привязанность к некоторой партии, смешное притворство, бедное безумство, глупая ревность, или умышленное лицемерие может справедливо опровергать сию изящную нравоучительную пиэсу славнаго господина Ге.

В скором времени после того выдал он в свет другую оперу, называемую Полли, которая назначена была служить продолжением оперы нищих; но великий Канцлер не позволил, чтоб ее играли, хотя уже все было готово к пробе. В предисловии сей оперы, напечатанной в Лондоне в 1729 году в 4 с великим числом подписавшихся, господин Ге вступает в весьма пространное обстоятельство всего сего дела; он уведомляет, что в четверток 12 Декабря 1728 года получил он от его высокомочия ответ, касательной до его оперы, что запрещается представление оной, и повелевается, дабы она была уничтожена.

Цитата

Вот что было мне сказано, прибавляет он, главными словами, не объявив мне никакой причины, и не обвинив меня ни в какой особливой погрешности. После сего запрещения сказано было мне, что осуждали меня вообще за то, будто бы я писал многия язвительныя письма против правительства, и издавал мятежныя сочиненьица. Как главное мое честолюбие, естьли могу употребить здесь сие слово, состояло только в том, чтоб весть жизнь непорочную и тихую, то и не нашел я за нужное оправдать себя в таком подозрении, ненавидя завсегда сей род сочинений и никогда их не писав, весьма я уверен, что столь неосновательное злоречие почтут за правду только те, кои меня не знают: но как сии пространныя оклеветания разнеслись, то и намерен я всенародно открыть мои мысли, объявляя с точною истинною, что я имею верность и привязанность к блаженному учреждению того государства, в коем мы живем, больше нежели те, которые имеют первые чины, или кои получают великие пенсионы; также уведомился я, что охуждали меня за то, будто включил в сие сочинение поносительныя речи, клеветал на некоторых знатных особ, и старался осмехать Его Величество, и навлечь к особе его презрение. Я почитаю все сии вымыслы несправедливыми и неосновательными. Сперва ни мало ими не безпокоился, но видя, что твердо в том стояли, и что разсекали некоторыя места, которых совсем не было в том сочинении, не мог уже более терпеть, чтоб порочили меня столь несправедливыми обносами. И так отказавшись от всей прибыли, которую мог бы я получить выдав ее на театр, велел ее напечатать: сие известие, думаю я, без сомнения сделает честным людям удовольствие, кои поступали со мною столь благосклонно и учтиво, и кои меня столь хорошо описали; но как совесть моя за меня свидетельствует, что единственное мое желание состояло только в том, чтоб язвить общественно нынешняго вкуса пороки, и заставить любить и почитать добродетель, то и нахожу себя принужденным для собственнаго своего оправдания выпустить в свете мою оперу без всякаго отлагательства, и точно такую, какую я ее написал.

Сверьх сочинений господина Ге, о коих здесь говорили, находится много еще мелочных творений, как то еклог, епитр сказок и проч. которыя все находятся в изданных его сочинениях, напечатанных в Лондоне в 1737 году в двух томах в 12 долю листа: он написал еще комедию, называемую Батская Женщина, которая представлена была в 1715 году на Лин-Кольн-ин-Филдском театре; другую комедию, называемую три часа после брака, над коею вместе с ним трудились двое из его приятелей, оперу Ахиллес, которая играна была на Ковен Гарденском театре.

Господин Ге умер у Герцога Кенсбери в Бурлинг Гардене жестокою горячкою в Декабре 1732 года и погребен в Вестминстерском игуменстве, где Герцог и Герцогиня воз-двигнули над ним великолепную гробницу, на коей высечена сия епитафия, сочиненная Господином Попом, имевшим к нему горячайшую дрѵжбу.

Цитата

Будучи любезен по своему нраву, и умерен в своих склонностях, соединял Ге мужественной разум с детскою простотою; естественная веселость ограничивала в нем страсть к добродетели. Рожденный для забавы и для исправления соотечественных себе, превыше искушения в посредственном состоянии, тверд посреди велъмож; жизнь его была без порицания, смерть его оплакиваема, вот все его достоинства; образ его не находится между Героями и прах его не смешан с прахом Царей; но да скажет воздохнув всякой прохожий: здесь лежит Ге.

Гробница Гей ДжонаВнизу сей надписи находится нижеследующее:

Здесь лежит прах Иоанна Ге, ревностнейшаго друга, благодетельнейшаго из смертных, которой сохранил свою вольность в посредственном состоянии; твердость духа посреди века развращенаго и спокойствие ума, которое приобретается одною чистою совестью; во все течение своей жизни был любимцем муз, которыя сами его научили познаниям. Оне чистили его вкус и украсили приятностями все его дарования. В разных родах стихотворения, превыше многих, не ниже никого. Сочинения его внушают безпрестанно то, чему учил он своим примером, презрению глупости, хотя она и украшена, ненависти к порокам, сколь бы превознесены они ни были, почтению к добродетели, сколь бы ни была она нещастна.

Карл и Екатерина, Герцог с Герцогинею Кенсбери, любившие сего великаго мужа во время его жизни, проливая слезы о кончине его, воздвигли в память его сие надгробие.

Автор Н. Новиков

 Поделиться

0 комментариев


Рекомендованные комментарии

Нет комментариев для отображения

Создайте аккаунт или войдите в него для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Присоединяйтесь к нам!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы?

Войти сейчас
×
×
  • Создать...