Перейти к публикации
  • Басни дня

    • Чернильница и перо

      Красицкий И.


      Чернильница с пером судили, кто из них
      Сочтется автором лежащих рядом книг.
      Писатель посмотрел, смеясь, на пустозвонов:
      — Таких, как вы, у нас немало компаньонов!
    • Роза и бархатник

      Басни из пересказов Бабрия


      Лучше проводить век в скромном достатке, чем после недолгой роскоши испытать горестную превратность судьбы или даже погибнуть.
      Бархатник рос рядом с розою. И сказал он ей: «Как прекрасны твои цветы! И богам, и людям они одинакого желанны. Ах, завидую я твоей красоте и аромату!» — «Нет, бархатник, — отвечала роза, — мне дано жить лишь краткий срок, и если меня никто не сорвет, я увядаю. А ты всегда живешь и цветешь, словно только что распустился».
  • Новые публикации басен

    • Соло-гуру

      Емельянова О.В.


      Стрим на канале «Соло-гуру»
      Собрал фанатов миллион.
      Мужик кричал: «Все бабы – дуры!
      Гоните их из жизни вон!
      И никогда им не давайте
      Ни чашки кофе, ни цветка,
      И ни за что не открывайте
      Ни сердца им, ни кошелька!
      Мужчина – он венец творенья!
      Он – созиданье и добро!
      А баба – недоразуменье,
      У нас отжатое ребро.
      Халявщицы свои проблемы
      Бесстыдно вешают на нас.
      Должны поклясться дружно все мы,
      Что ни ногой в проклятый ЗАГС!
      Без баб проснутся суперсилы!
      Я это по себе сужу…»
      Вдруг голос с кухни: «Хватит, милый! 
      Иди, оладушек пожуй.
      Потом давай, погладь бельишко
      И прополи мне пару гряд!»
      В ютубе «гуру» часто слишком
      Творят не то, что говорят.
    • Водомерка и Карась

      Шпаннагель А.Л.


      Водомерка к реке обратила свой взор,
      Восхищенно вздыхая: "Вот это простор!
      Как богат водный мир в ширину и в длину,
      Я на глади его никогда не тону.
      Конькобежцем искусным по речке скольжу,
      Интересней занятия не нахожу".
      Эти речи Карась в глубине услыхал,
      К водной глади поднялся и громко вскричал:
      "Водомерка! Ты нудно и скудно живёшь!
      Мир познаний твоих не потянет на грош.
      Мир подводных глубин необъятен, непрост.
      В нём - скопления рыб и морских дивных звёзд.
      В нём Киты и Дельфины путь дальний вершат.
      В нём - огромная суть, нутряная душа,
      Ты же... внешности, яркости вес придаёшь...
      Мир познаний твоих не потянет на грош!
      Ты как люди, что тянутся вечно к деньгам,
      Новомодным одёжкам, чинам, орденам..."
      Водомерка не слушала, тихо смеясь.
      И уплыл в глубину удручённый карась.
      Если чудо-эпоха прогресса настала,
      Водомерок от этого меньше не стало.
    • Синица за границей

      Михалков С.В.


      Бездумной, легкомысленной Синице
      Однажды довелось поехать за границу.
      Попав в заморскую среду
      И оказавшись на виду
      У иностранных какаду
      И у павлинов с пышным опереньем,
      Синица стала с непонятным рвеньем
      Чернить родной свой лес.
      К Синице тотчас был проявлен интерес:
      В её родном краю
      Пока что у неё не брали интервью, —
      А здесь вокруг скрипят чужие перья,
      Колибри у неё автографы берут…
      Синичка верещит: «Уверена теперь я,
      Что по достоинству меня оценят тут!»
      От лести у неё «в зобу дыханье спёрло»,
      И из неё такое вдруг попёрло,
      Что даже Попугай — столетний старичок —
      Ей бросил реплику: «Попалась на крючок!»
    • Павлин

      Емельянова О.В.


      К себе в деревню Елисей
      Позвал из города друзей
      И стал пред ними похваляться:
      «Тут у меня несушек двадцать,
      Коровы две и три свиньи,
      Все фрукты-овощи свои.
      Пойдемте, вон к тому забору,
      Я покажу вам тыкву с гору!»
      Пошли. Вдруг видят, на пути
      Павлин хвост пышный распустил.
      Застыли гости в изумленьи 
      И в превеликом восхищеньи.
      А вот хозяин крикнул: «Кыш!
      Пошел отсюда! Что стоишь?
      Обжора ни на что негожий!
      Яиц и то снести не можешь!
      Нет пользы от тебя совсем!
      Уйди, не создавай проблем!»
      Порой и близких, как ту птичку,
      Ценить мешает нам привычка.
    • Отвратительный хомяк

      Шпаннагель А.Л.


      На свете жил да был лесной хомяк -
      Загадочный и в чём-то миловидный.
      Не хищник. Не зануда. Не дурак.
      Для всех вокруг как будто безобидный.
      Наел себе мордашку от зерна
      Такую, что и в фото не пролезет.
      Имел семью. И службу нёс сполна.
      Растил детишек - штук, наверно, десять...
      Спроси хорька, ежа, бобра, лису -
      Все про зверька хвалебно толковали,
      Да вот беда - животные в лесу
      Невесть куда всё чаще пропадали.
      Их находили с ножиком в груди -
      То барсука, то суслика, то белку...
      А где маньяк? Поди его, найди!
      В густом лесу все поиски - безделка.
      Оплакивают матери детей.
      И бабушки оплакивают внуков:
      "Эх, попадись под лапу нам злодей,
      И будет самосуд ему наукой!"
      Подозревали волка и лису,
      Медведя, даже кролика больного,
      А злой маньяк бесчинствовал в лесу,
      Десятки жертв оплакивали снова.
      ...Однажды ночью зоркая сова
      Увидела, по лесу пролетая,
      Как кто-то, наплевав на все права,
      Ножом пронзает тело горностая.
      Так вот он - опостылевший маньяк!
      Сова, забыв о страхе, подлетела
      И зенкам не поверила: Хомяк!!!
      Примерный семьянин! Вот это дело...
      Арестовали живо хомяка,
      И дали два пожизненных до смерти.
      Не поднялась гуманная рука
      Убить злодея - верьте иль не верьте.
      Спросили: почему он монстром стал?
      Быть может, голодал, терпел побои?
      Родительской любви не получал?
      Да нет, ребята, тут совсем другое.
      Хомяк был с детства маменькин сынок,
      Привыкший всё иметь за так и сразу,
      Решивший, что он пан, и царь, и бог,
      Что для него планета по заказу.
      Приписывает разное молва.
      Нередко люди в поисках злодея
      Во сне увидят тигра или льва,
      А он - простой хомяк с душой плебея!
    • Санки

      Емельянова О.В.


      Взял салазочки Егорка
      И пошел кататься с горки.
      Глядь, а санок на горе,
      Как метелей в январе.
      И, хотя и странно это,
      Все ничьи, хозяев нету.
      Походил он, посмотрел,
      На свои салазки сел 
      И на них с горы скатился.
      Всю дорогу веселился.
      Но закончилась гора,
      Санки вверх везти пора.
      Не понравилось Егору
      На себе тащить их в гору,
      Бросил их на полпути.
      И зачем их вверх везти,
      Если наверху, на круче,
      Новых санок просто куча?
      Так и ездит с той поры
      С ветерком он вниз с горы
      И внизу бросает сани,
      Пусть ползут на гору сами,
      Велика тащить их честь.
      Санок брошенных не счесть.

      Есть и женщины на свете
      В точности, как санки эти:
      Им бы только с мужиком
      Прокатиться с ветерком –
      По тусовкам и кроватям
      Глупо молодость растратить,
      А потом рыдать, что тем
      Дела нет до их проблем.
      Но пока таких без счета,
      И мужчинам неохота
      Брать ответственность свою,
      Труд свой вкладывать в семью.
  • Новое в разделе «Разное»

    • Собака, волк и баран

      «Посторонние басни» из Ульмского издания 1476 г.


      Нередко человек хитрый, но неразумный и бессильный пытается обмануть тех, кто умнее и сильнее, и кончается это плохо. Послушай об этом басню.
      У одного хозяина было большое стадо овец, а при них была собака, такая огромная и лютая, что волки от лая ее пугались, а от вида ее бежали. Поэтому ни один волк не смел приближаться к стаду. Так прошло много лет, и, наконец, собака померла. Собрались пастухи в великом огорчении, стали толковать: «Как нам быть? Издохла наша собака, теперь придут волки и растаскают все наше стадо». Услышал это один чванный баран и говорит пастухам: «Послушайтесь дельного совета: обстригите мне шерсть, спилите рога, натяните на меня шкуру с этой мертвой собаки, и от одного моего вида все волки будут в страхе». Пастухи так и сделали; а волки как пришли по своему обычаю, да как увидели издали барана в собачьей шкуре, так сразу и бросились бежать в великом смятении. Но вот однажды пришел один волк голодный-преголодный, ухватил ягненка и бежать. А баран помчался за ним по пятам. Обернулся волк, видит: за ним гонятся, обмарался со страху и припустился еще быстрее, а баран за ним по пятам. Видит волк, что его настигают, и еще раз обмарался. Видит, что баран его вот-вот уже схватит, и от великого страха обмарался в третий раз. Но пока волк бежал со всех ног, спасая свою жизнь, а баран за ним, случилось так, что придорожный кустарник разодрал на баране собачью шкуру; увидел это волк и догадался об обмане. Налетел он на барана, схватил его и спрашивает: «Кто ты такой?» Барану делать нечего, он отвечает: «Я баран». Волк ему: «Тогда с какой стати ты меня пугал?» Отвечает баран: «В шутку». — «Ступай за мною,— говорит ему волк, — покажу я тебе, какая это шутка». Повел он его туда, где от страха обмарался в первый раз, и говорил: «Вот она, твоя шутка?» Повел туда, где во второй раз обмарался, и говорит: «И это твоя шутка?» Повел туда, где в третий раз обмарался, и опять говорит: «И это, значит, твоя шутка?» А потом загрыз его и сожрал.
      Эта басня учит тех, кто неразумен и слаб, не хитрить с умными и сильными.
    • Лисица и волк

      «Посторонние басни» из Ульмского издания 1476 г.


      Многие люди желают сразу быть учителями, не быв учениками, и учить прежде, чем научатся сами. И пытаясь подражать тем, кто больше, сильнее и умнее их, нередко попадают они в беду. Послушай об этом басню.
      Лисица пришла к волку и говорит: «Прошу тебя, господин мои, прими моего сына от святой купели и будь ему крестным отцом». «С охотою!» — сказал волк. Окрестили сына и нарекли ему имя Бенедиктул. Прошло несколько месяцев, и говорит волк матери Бенедиктула: «Пожалуйста, сестрица, отпусти ко мне сына твоего Бенедиктула, я его буду кормить и научу моему искусству, чтобы легче он мог прокормиться: а у тебя ведь и без того немало детей, и тебе их кормить очень трудно». Говорит лисица: «Господин мой, как тебе угодно, так и делай, а от меня тебе спасибо, что помнишь обо мне».
      Взял волк с собою крестника своего Бенедиктула, пошел с ним ночью к овчарне поискать поживы, но ничего не добыл. А когда подошел рассвет, забрался волк на высокую гору над самой деревней и сказал крестнику своему Бенедиктулу: «Вот побывал я нынче у овчарни, но ничего не добыл, а только сильно устал; теперь я вздремну, а ты не спи и следи, когда из деревни погонят скотину на пастбище; тогда разбуди меня, и мы чем-нибудь да поживимся». Заснул волк, и вот на заре Бенедиктул его будит и кричит: «Господин мой, господин!» — «Чего тебе, сын мой?» — спрашивает волк. Говорит Бенедиктул: «Вот уже свиней выгоняют на пастбище». А волк ему: «До свиней нам нету дела, потому что они все в щетине, и если съесть их, то будет больно — того и гляди, щетина исколет все горло, да так и останется торчать». Прошел час, и опять Бенедиктул кричит: «Господин мой, господин!» — «Что там?» — спрашивает волк. — «Овец и коров выгоняют на пастбище». А волк в ответ: «И этих не будем трогать, потому что при них бегут собаки, огромные и сильные: как увидят они меня, так и бросятся, чтоб загрызть; да и пастухи в деревне меня терпеть не могут, как увидят они меня, так и бросятся на меня с громким криком». Еще час прошел, и опять Бенедиктул: «Господин мой, господин!» — «Чего тебе, сын мой?» — спрашивает волк. Говорит Бенедиктул: «А вот и лошадей выгоняют на пастбище». Волк говорит: «Посмотри-ка, сын мой, куда они бегут?» Бенедиктул посмотрел и говорит: «Бегут на лужок, что рядом с лесом, где ольха растет». Тут волк встал, потихоньку скользнул в лес, чтобы никто не заметил, подобрался неслышно к самым лошадям, да как вцепится самой жирной прямо в морду! Убил он ее разом, и наелся вместе с крестником своим Бенедиктулом.
      Тотчас Бенедиктул встает, подходит к волку и говорит: «Прощай, батюшка, а если есть какие поручения, то скажи, я исполню. Иду теперь к матери: я уже ученый, и больше мне учиться ни к чему». Говорит волк: «Не уходи, сын мой; боюсь, пожалеешь ты, что уходишь». — «Нет, — отвечает Бенедиктул, — что мне надо знать, я уже знаю и больше не останусь». — «Коли так уж ты решил, — говорит волк, — то ступай с миром, только смотри, не пожалей; а матери твоей передай от меня привет».
      Встал Бенедиктул и пошел к своей матери. Увидела его мать, спрашивает: «Почему так скоро назад?» Отвечает Бенедиктул: «Потому что я уже ученый-переученый, да такой, что без труда не только себя и тебя, а и всех детей твоих прокормлю!» Опрашивает мать: «Откуда же у тебя так скоро и вдруг такая ученость?» А он в ответ: «Нечего тебе меня расспрашивать, а лучше вставай да ступай за мной. Встала мать и пошла.
      И вот Бенедиктул, как волк у него на глазах, так и сам пошел ночью к овчарне поискать поживы, но ничего не добыл. А перед рассветом забрался он на высокую гору над самой деревней и сказал матери: «Вот, побывал я ночью у овчарни, но ничего не добыл и сильно устал; теперь я вздремну, а ты не спи и следи, когда из деревни погонят скотину на пастбище; как увидишь, разбуди меня, и тогда узнаешь, что я умею: покажу я тебе всю мою ученость». Вот на заре будит лисица сына своего Бенедиктула: «Сын мой, сын мой!» — «Чего тебе, мать.» — отвечает тот. Мать ему: «Вот уже свиней выгоняют на пастбище». А Бенедиктул ей: «До свиней нам нету дела, потому что все они в щетине, и если съесть их, то будет больно — того и гляди, щетина так и останется в горле торчать». Прошел час, и опять мать кричит: «Сын мой, сын мой!» — «Что ты мне спать не даешь? — спрашивает тот. А лисица: «Быков погнали на луг». Говорит Бенедиктул: «Не буду я трогать быков, потому что пастухи при них грубые, а собаки огромные и злые, и как увидят они меня, побегут по пятам с криком, чтобы меня убить». Еще час прошел, и опять лисица кричит: «Бенедиктул, сын мой, сын мой!» — «Чего тебе, мать моя?» — спрашивает тот. А она ему: «Вот и лошадей выгоняют на пастбище». Бенедиктул на это: «Посмотри-ка, мать, куда они бегут?» Посмотрела лисица и говорит: «Бегут на лужок, что рядом с лесом». Тут встает Бенедиктул и говорит матери: «Теперь становись здесь, на обрыве, да смотри, что я буду делать: тогда ты и поймешь, как следует, какой я ученый и какой я умный». Встал, потихоньку скользнул в лес, чтобы никто не заметил, подобрался украдкой к тому месту, где паслись лошади, да как вцепится самой жирной прямо в морду! Он думал, что тут ее и прикончит; однако лошадь словно и не почувствовала никакой тяжести, приподняла Бенедиктула да припустилась бежать прямо к пастухам, а он так и висел у нее на морде, не разжимая зубов. Увидела это мать с вершины горы и закричала во все горло: «Бенедиктул, сынок, сынок, отпусти лошадь и убегай! Слышишь, отпусти и убегай!» Но тот не мог отпустить лошадь: слишком крепко вцепился он зубами ей в морду. Увидела лисица, как сбегаются пастухи, поняла, что ждет ее сына, заломила руки и вскричала со слезами в голосе: «Горе мне, бедной, горе! Горе мне оттого, что ты так скоро разделался с учением! Вот ты и погиб, а я, несчастная, осталась! Ах, кабы ты вовремя послушался крестного твоего, волка!» И тут тщеславного Бенедиктула схватили пастухи, убили а содрали с него шкуру.
      Басня учит: не зовись учителем, пока не научишься быть учеником, не учи других, пока сам не учен, не равняйся тщеславно с теми, кто сильней тебя и умней!
    • Отец и трое сыновей

      «Посторонние басни» из Ульмского издания 1476 г.


      Многие люди из самых пустых причин спорят, идут на суд, заводят тяжбы и прения. Послушай об этом басню.
      У одного человека было трое сыновей. Перед смертью оставил он им все свое имущество: грушевое дерево, козла и мельницу. Вот сыновья похоронили отца и говорят: «Попросим судью разделить между нами наследство». Пошли и сказали: «Послушай нас, господин судья! Отец наш только что помер и оставил он нам наследство, чтобы мы его поделили».— «А что за наследство?» — спрашивает судья. Отвечают ему; «Грушевое дерево, козел и мельница».
      Спрашивает судья: «На каком же условии он вам оставил дерево?» Они отвечают: «Завещал нам отец его так поделить, чтобы ни один не имел больше другого». — «Как же поделите вы дерево?» — спрашивает судья. Говорит старший брат: «Я возьму себе от этого дерева все прямое и все кривое». Говорит средний: «А я возьму все сочное и все сухое». Говорит младший: «А я возьму все корни, весь ствол и все ветки». Говорит тогда судья: «В самом деле, тогда уж никто не сможет иметь больше! Впрямь, ни я, и никто другой не сможет решить, кто получил больше, а кто меньше. Если кто из вас сумеет доказать, что другой взял больше, чем он, то пусть он и берет себе все дерево».
      Потом спрашивает судья: «На каком же условии отец вам оставил козла?» Отвечают сыновья: «О козле он распорядился, чтобы получил его тот, кто сможет для этого козла вымолить у господа побольше росту» И стал молиться старший брат: «Господи боже, пусть этот козел вырастет такой, чтобы как захочется ему пить, так и выпил бы он всю воду в море и всю воду в небе, да и то наполовину бы не напился!» Говорит средний брат: «Нет, козел этот должен быть моим, потому что я для него молю еще больше росту!» И стал он молиться: «Пусть бы весь на свете лен, и шерсть и коноплю сплели в одну веревку, а козел пусть будет такой огромный, чтобы этой веревкой даже ногу ему нельзя было бы захлестнуть!» Говорит третий брат: «Нет, думается мне, что козел этот мой, потому что я для него молю еще того больше росту!» И стал молиться так: «Господи боже, пусть будет такой могучий орел, чтобы взлетел он до самого неба и взглянул оттуда на все четыре стороны света, и сколько он оттуда окинет взглядом в длину, ширину и высоту, столько места пускай и займет этот козел!» Говорит тогда судья: «В самом деле, кто же из вас пожелал козлу больше росту? Ни я и никто другой не сможет на это ответить. Кто из вас даст на это верный ответ, тот пусть и берет се козла».
      «Но как же пожелал ваш отец делить мельницу?» — Отвечают сыновья: «О мельнице отец наш так распорядился: чтобы получил ее тот, кого все друзья и родные признают самым ленивым». И старший говорит: «Вот я до того ленив, что лежу в большом доме годы напролет, не вставая, а в крыше есть одна-единственная дырка, и через нее капает мне на голову вода, кожу пробивает, жилы протирает, череп продалбливает, уже и мозг начинает гнить да через другое ухо вытекать, а я так уж ленив, что ни с постели встать, ни на другой бок повернуться, ни головой не могу шевельнуть от великой моей лени». Средний говорит: «Нет, моя будет мельница, потому что я ленивее: вот как поголодаю я полмесяца или месяц, да увижу стол, уставленный вдоволь всякой снедью, так и то куска в рот не положу от великой моей лени, разве что кто-нибудь другой мне откроет рот да положит туда еду». А младший говорит: «Нет, думается мне, мельница будет за мной, потому что я еще того ленивее: вот как я уморюсь от жажды чуть не до смерти, да окажусь вдруг в реке по самый подбородок, так и то я скорей умру, чем шевельну головой, чтобы хоть каплю проглотить, разве что кто-нибудь другой мне раздвинет челюсти да вольет туда воды». Говорит тогда судья: «И вы не знаете, и мне невдомек, и никто не скажет, кто же из вас троих ленивее». Так и ушли от него братья, не получив решения.
      Басня показывает, что не следует идти в суд попусту и бездумно ради таких дел, которые все равно судом не решить, а не то придется уйти осмеянным и ни с чем, как это и случилось с тремя братьями.
    • Завистливая собака

      «Посторонние басни» из Ульмского издания 1476 г.


      Многие люди жалеют для других даже то, что не надобно им самим; и хоть от собственного добра им нет никакого проку, все же они чужих к нему не подпускают. Послушай об этом басню.
      Жадная собака лежала в закуте, полном сена. Шли мимо быки, но она им не давала ухватить ни клочка, скаля большие зубы. И сказали ей быки: «Нехорошо ты делаешь, коли жалеешь для нас то, что тебе все равно не по нутру. Ведь сама ты сено есть не можешь по природе своей, а нам его есть не даешь». И подобно этому, она держала кость в пасти, сама ее разгрызть не могла и другим собакам не давала.
      Басня показывает, что нелегко избавиться от зависти. С трудом ее можно унять, но совсем искоренить нельзя.
    • Собака, волк и скупец

      «Посторонние басни» из Мюнхенской рукописи


      Если случается, что глава семьи плохо кормит своих домочадцев, то часто эта скупость оборачивается ему же во вред; если же кто захочет иметь больше, чем от природы ему дано, то попадет в беду. Послушай об этом басню.
      У одного богача было большое стадо овец, а при нем собака, чтобы отгонять волков; но собаку эту он по своей скупости не кормил. Поэтому пришел однажды к собаке волк и говорит ей: «Отчего, скажи на милость ты вся так исхудала, что вот-вот свалишься от голода? Только оттого, что хозяин у тебя не в меру скуп. Но если хочешь, я дам тебе добрый совет». — «Дай мне добрый совет, — говорит собака, — мне в нем большая нужда». Волк говорит: «Я заберусь в стадо, ухвачу ягненка и притворюсь, что убегаю. А ты беги за мною со всех ног. Но не добежав до меня, ты растянись на земле, словно тебе невмочь меня преследовать от голода и слабости. Как увидят это пастухи и прочая челядь, так и скажут: да, вот если бы нашу собаку кормили получше, то не только ягненка, а и головы своей волк бы не унес! И тогда-то, верно, начнут кормить тебя вволю». Отвечает собака: «Как сказал, так и делай!» И вот волк забирается в стадо, хватает ягненка, притворяется, что убегает; собака бежит за ним со всех ног, но, не добежав, растягивается на земле, словно не в силах догнать его из-за страшного голода. Заговорили пастухи и прочая челядь: «Поистине сказать, кабы наш хозяин не жалел для нее хлеба, то не только ягненка, а и головы своей волк бы не унес!» Услышал это хозяин, покраснел со стыда и кричит с притворным гневом, словно сердится на челядь: «Разрази бог того, кто смотрит за этой собакой! Дать ей тотчас корму!» И с этих пор собаке стали давать и похлебку и мякинный хлеб, и она стала вновь набираться сил.
      Прошло немного дней, и вот снова приходит к собаке волк и говорит: «Ну, хорош ли был мой совет?» — «В самый раз», — отвечает собака. «А хочешь, дам тебе совет еще получше?» — спрашивает волк. «Ну-ка, я послушаю!» — говорит собака. Волк объясняет: «Я сейчас заберусь в стадо, ухвачу ягненка и притворюсь, что убегаю. А ты беги за мною со всех ног, нагони и ударь меня грудью, но только слегка, а потом повались наземь, словно у тебя еще сил не хватает встать. Пастухи это увидят и скажут: «Да, вот если бы нашу собаку кормили вдоволь, волк не только ягненка бы не унес, но и сам бы живым не ушел». Говорит собака: «Боюсь, боюсь я моего хозяина: кормить-то он меня кормит, да не досыта. Но как сказал, так и делай!» И вот волк хватает самого жирного ягненка, бросается в бегство, собака мчится за ним со всех ног, налетает на него всей грудью, но тут же бросается наземь, словно от голода и худобы не в силах его одолеть. Зашумели пастухи и прочая челядь: «Поистине сказать, кабы нашу собаку кормили вдоволь, волк не только ягненка бы жирного не унес, но и сам бы живым не ушел». Услышал это хозяин и кричит в гневе и ярости: «С этого дня кормить ее в полную волю!» И стали теперь собаке похлебку давать мясную, а хлеб пшеничный. И за несколько дней набралась она сил, не жалея хозяйского корма.
      После этого приходит снова к ней волк и говорит: «Ну, братец, не отличный ли был мой совет?» — «Отличный! — отвечает собака, — и мне на пользу, и тебе не во вред». Говорит волк: «Тогда сейчас заберусь я в стадо и унесу себе в награду барана». — «Нет, — говорит собака, — ты свою награду получил: двух хозяйских ягнят сожрал». Говорит волк: «А все-таки, с твоего позволения, я сделаю, что сказал». — «Нет тебе моего позволения, — собака ему в ответ, — а коли сделаешь, жизнью клянусь, живым не уйдешь». Говорит волк, слыша такие слова: «Тогда скажи, как мне быть, потому что я умираю с голоду». Собака говорит: «Есть у моего хозяина в кладовой стена, гвозди в ней расшатались, и она совсем не держится; а лежит там и хлеб самый лучший, и свиные туши засоленные, и бочки, полные вина. Вог ты заберись туда нынче ночью и будешь сыт до отвала». Волк ей на это: «Хитришь со мной: стоит мне войти, как ты поднимешь на ноги и хозяина и челядь. Тут мне и конец будет». Собака поклялась ему честью, что не обманет: «Не предам я тебя: мне ведь из всего хозяйского добра поручено лишь это стадо, а до прочего мне и дела нет». И вот волк ночью подкрался и залез в кладовую. Наелся он там досыта хлебом и жирным мясом, а потом потянул вина из бочки и напился допьяна. Рассуждает он сам с собой: «Мужик, когда он сыт и пьян, непременно затянет песню; отчего же и мне не затянуть свою, коли я тоже сыт?» Да и затянул. Взвыл он раз, услыхали собаки и подняли лай, взвыл другой, услыхали люди, заговорили: «Волк рядом!»; взвыл в третий раз, поняли люди: «Он в кладовой!» — сбежались и убили его.
      Басня эта в укор хозяевам богатым, сильным и важным, чтобы они не забывали кормить своих людей.
    • Охотник и пахарь

      «Посторонние басни» из Мюнхенской рукописи


      Многие многое часто без стыда занимают в чужих домах, а в своем хранить не умеют, и плачут так, словно что-то потеряли, хотя на деле ничего и не имели. Послушай об этом басню.
      Охотник с собаками гнался за зайчиком, а тот, убегая, натолкнулся на пахаря и припустился мимо. Но пахарь хватил его палкой, стащил в борозду и забросал землей. Потом скачет к нему охотник и издали кричит: «Не видал ли ты, пахарь, как тут пробегал заяц?» Пахарь в ответ: «Не знаю даже, о чем ты говоришь!» И тогда охотник воскликнул со слезами в голосе: «Ах, а до чего он был бы хорош под перцем!» А пахарь, прихлестнув быков, со слезами в голосе ему ответил: «Ну, живей! — Только лучше он все-таки будет с солью!»
      Басня учит не искать у чужих недоступного и не плакать, будто ты чего-то лишился, когда у тебя ничего и не было в руках.
×
×
  • Создать...

Важная информация

Чтобы сделать этот веб-сайт лучше, мы разместили cookies на вашем устройстве. Вы можете изменить свои настройки cookies, в противном случае мы будем считать, что вы согласны с этим. Также вы можете перейти на сайт без cookies.