Перейти к публикации
  • Фортуна и Уединенный


    bj
     Поделиться

     Уединенный муж, враг лести, принужденья,
    Но сластолюбия вернейший друг,
    Оставя гордости те светски наслажденья,
    Которые, мечтой прельщая слабый дух,
    Дают ему вкушать наместо утешенья
    Единой только яд, лишь совести грызенья;
       Уединенный тот
    Жил вольно, весело, без страха, без хлопот;
    Не алча ни богатств, ни пышности, ни славы,
    Жил с книгой, дружбою, и с Лизою своей,
    И с ними разделял свои забавы,
    Как вдруг великой шум он слышит у дверей.
    Глядит в окно - - - ба! - - - ба! - - - какие экипажи!
    И гайдуки, и пажи!
    Стучатся в дверь - - - кричат: пусти. - - -
    И те (хоть нехотя, наморщася - - - сквозь зубы)
     Внутри и зляся и стеня,
    Внимая песенки уму и сердцу любы,
     Себе в восторге изменя,
     Кричали велегласно:
     Брависсимо! прекрасно!
    Но что? для зависти ль не сыщется раба?
    Ее ли без куска останется алчба? - - -
    Пустое! - - - в мире ей всё служит, лишь захочет;
    Зоила как сыскать, минуты не хлопочет,
    Коснулась - - - и готов вельможа и купец,
    Пиита, музыкант, танцмейстер и певец.
    Во славе Соловей - - - ну! что ж молчишь Скворец?
    Сороке и тебе, а зависть в том порука,
     Чужая слава — мука.
    Пускайся в критику, великой судия,
    Хрипи и бормочи на песни Соловья;
      Но я
     Советую поздненько,
    От зависти указ пришёл Скворцу раненько;
     И наш Зоил пернат,
    Хотя не сочинял ни Федр, ни Иллияд,
    А разве цапывал кой-что их них для славы
     (У всякого свои забавы).
    Хоть Аристотель ввек не звал себя Скворцом,
    Но вижу! горд уже пред Соловьем-певцом,
    Высоким знанием, искусством подражанья,
     Кудахтанья и ржанья;
     Умением хрипеть,
      Сопеть,
      Шипеть
     И по-свинячьи хрюкать,
     И по-совину гукать,
     И лаять, и мяукать. - - -
    Но се! как ржавой гвоздь, подъяв свой желтой нос,
    Как тухлы головни крыле расширяя черны,
    Взяв в песнях Соловья до точки всё в допрос,
    Осиплым голосом пустил сужденья скверны,
    Бормочет Гению: «Твой склад не чист,
     А свист
     Не громок,
     А голос тонок,
     Рулад
     Не гладок,
     А перекат
      Подавно гадок.
     О! верь мне, Соловей,
    Что ты дурной певец, ей-ей!
     Ты песнию своей
     Себя не славишь, а порочишь.
    Учися у меня, коль быть бессмертным хочешь.
     Я на сто голосов пою,
     Скрыплю, стучу, кую,
     Не рушником, не молотами,
     Одними скворчьими устами,
      И плачу и смеюсь
     И по-извощичью бранюсь;
      А дай мне волю,
    И по-профессорски в минуту заглоголю,
    Как ритор вмиг заговорю
     И всех со смеху поморю;
    В избе и во Дворце мой служит дар забавой.
    Потщись его иметь - - - и будешь с вечной славой».
    То слыша, Соловей ответствовал Скворцу:
    «Я кланяюсь тебе, великому певцу!
     С тобой искусство дорогое,
     С тобой бессмертие твое;
     Ты мастер - - - петь чужое,
      А я - - - свое».


    Дополнительно по теме:

     Поделиться


    Отзывы пользователей

    Рекомендованные комментарии

    Нет комментариев для отображения



    Пожалуйста, войдите для комментирования

    Вы сможете оставить комментарий после входа



    Войти сейчас

×
×
  • Создать...