Перейти к публикации
  • Два мужика: один богатой, а другой бедной


    bj
     Поделиться

    В деревне где-то жил заживной мужичок,
    У коего один родился лишь сынок.
    Мужик уже был стар и, захворав, скончался.
    Достаток в руки весь сынку его попался.
     Сынок сей молод был,
    Отец его к трудам совсем не приучил.
    С младенчества сынок всегда лишь веселился;
    Нельзя ж сказать, чтоб он ни в чем не просветился.
    Играл он на гудке, изрядно пел, плясал,
    Где девок хоровод, пред всеми там блистал.
    «Почто, — он говорил, — мне больше просвещаться,
     Почто мне знать стараться,
    Как домом жить, косить, как сеять и пахать,
    Как избу мне срубить, купить как и продать?
    Все житницы мои набиты полны хлебом,
    Все вещи в доме есть, чего ж еще? я небом
     Доволен должен быть;
    Другим же пользу мне нет нужды приносить:
    Живу я для себя; почто мне быть полезным
    Другому и себе? Почто служить мне бедным:
    Пустое это все. Мне, право, нужды нет,
    Когда хоть весь в бедах великих будет свет.
    Лишь только б не было в моем здесь доме сухо,
    И было бы всегда мое лишь сыто брюхо».
    Вот так-то молодой богач наш рассуждал.
    Посмотрим, как другой жить в свете начинал:
    В большой после отца он бедности остался,
    Весь дом почти был пуст. Бедняк сей сокрушался,
    Что домом более ему не можно жить,
    За тем что некому в работе пособить.
    Семья вся из него лишь в доме состояла.
    Имел клячонку он, и та, случилось, пала.
    Испортилась соха; но новой негде взять.
    Изба была ветха: другую покупать
    В мошне недоставало;
    А естество беречь себя повелевало.
    Известно: калачи научит нужда есть.
    Бедняк способно мог всю надобность обресть,
    За тем что с младых лет в трудах он упражнялся,
    В крестьянских должностях искусным почитался;
    Оставив дом, пошел работником служить
    И скоро мог себя трудом обогатить.
    Потом, случилося, удачно он женился.
    На место прежнее опять переселился
     И дом исправил свой.
    Уж больше не терпел он нужды никакой.
    Теперь до богача опять пришло нам дело:
    Добро, на кое он надеялся так смело,
    Исчезло вдруг; большой унес его пожар.
    Ужасен богачу чрезмерно сей удар.
    Не чаял, чтоб беды такие налетели.
    Весь дом, все житницы, все гумны погорели;
     Но чем же пособить?
    Одно осталося: в работники идтить,
    Да то беда, никто его не принимает,
     За тем что он не знает
    Крестьянской никакой работы исправлять:
    Сохи и топора на смыслит в руки взять.
    Притом же всякой труд не в мочь ему казался,
    Коль в роскошах одних всегда лишь упражнялся.
    Великой враг ему был холод или зной.
    Осталось по миру ходить ему с сумой.
    Мужик, что в бедности великой находился
    И после разумом, трудом обогатился,
    Увидев, сжалился над бедным богачом,
    И место жить ему дал в доме он своем.
    «Почто с младых ты лет трудиться не учился, —
    Сей щедрой мужичок другому говорил, —
    Почто богатство ты, мой друг, столь много чтил,
    Надеясь на него, ни в чем не просветился.
    Вот видишь ли теперь в несчастий своем,
    Что тщетно почитать блаженство людям в нем:
    Огонь у нас его в минуту пожирает,
    Злодей, завистник, вор нередко похищает;
    Великому числу подвержено премен.
    Но разум никогда не будет истреблен:
    Он твердое всегда во всем нам вспоможенье,
    В бедах прибежище, надежда, утешенье».
    Мужик, что был богат, другому отвечал:
    «Весьма меня отец мой худо воспитал;
    Я чувствую то днесь, крушуся и страдаю;
     Но рад, что обретаю
     Помощника в тебе.
    Не годен я теперь ни людям, ни себе».


     Поделиться


    Отзывы пользователей

    Рекомендованные комментарии

    Нет комментариев для отображения



    Пожалуйста, войдите для комментирования

    Вы сможете оставить комментарий после входа



    Войти сейчас

×
×
  • Создать...