Jump to content
  • Воздушные башни


    bj
     Share

    Утешно вспоминать под старость детски леты, 
    Забавы, резвости, различные предметы, 
    Которые тогда увеселяли нас! 
    Я часто и в гостях хозяев забываю; 
    Сижу повеся нос; нет ни ушей, ни глаз; 
    Все думают, что я взмостился на Парнас;

    А я... признаться вам, игрушкою играю, 
    Которая была 
    Мне в детстве так мила; 
    Иль в память привожу, какою мне отрадой 
    Бывал тот день, когда, урок мой окончав, 
    Набегаясь в саду, уставши от забав 
    И бросясь на постель, займусь Шехеразадой.

    Как сказки я ее любил! 
    Читая их... прощай, учитель, 
    Симбирск и Волга!.. всё забыл! 
    Уже я всей вселенны зритель 
    И вижу там и сям и карлов, и духов, 
    И визирей рогатых, 
    И рыбок золотых, и лошадей крылатых, 
    И в виде кадиев волков.

    Но сколько нужно слов, 
    Чтоб всё пересчитать, друзья мои любезны! 
    Не лучше ль вам я угожу, 
    Когда теперь одну из сказочек скажу? 
    Я знаю, что оне неважны, бесполезны; 
    Но всё ли одного полезного искать? 
    Для сказки и того довольно, 
    Что слушают ее без скуки, добровольно 
    И может иногда улыбку с нас сорвать.

    Послушайте ж. Во дни иль самого Могола, 
    Или наследника его престола, 
    Не знаю города какого мещанин, 
    У коего детей — один был только сын, 
    Жил, жил, и наконец, по постоянной моде, 
    Последний отдал долг, как говорят, природе, 
    Оставя сыну дом 
    Да денег с сотню драхм, не боле. 
    Сын, проводя отца на общее всем поле, 
    Поплакал, погрустил, потом 
    Стал думать и о том, 
    Как жить своим умом.

    «Дай, — говорит, — куплю посуды я хрустальной 
    На всю мою казну 
    И ею торговать начну; 
    Сначала в малый торг, а там — авось и в дальный!» 
    Сказал и сделал так: купил себе лубков, 
    Построил лавочку; потом купил тарелок, 
    Чаш, чашек, чашечек, кувшинов, пузырьков, 
    Бутылей — мало ли каких еще безделок! —

    Всё, всё из хрусталя! Склал в короб весь товар 
    И в лавке на полу поставил; 
    А сам хозяин Альнаскар, 
    Ко стенке прислонясь, глаза свои уставил 
    На короб и с собой вслух начал рассуждать.

    «Теперь, — он говорит, — и Альнаскар купчина! 
    И Альнаскар пошел на стать! 
    Надежда, счастие и будуща судьбина 
    Иль, лучше, вся моя казна 
    Здесь в коробе погребена — 
    Вот вздор какой мелю! — погребена?.. пустое! 
    Она плодится в нем и, верно, через год 
    Прибудет с барышом по крайней мере вдвое; 
    Две сотни — хоть куда изрядненький доход!

    На них... еще куплю посуды; лучше тише — 
    И через год еще две сотни зашибу 
    И также в короб погребу, 
    И так год от году всё выше, выше, выше, 
    Могу я наконец уж быть и в десяти 
    И более — тогда скажу моим товарам 
    С признательною к ним улыбкою: прости! 
    И буду... ювелир! Боярыням, боярам 
    Начну я продавать алмазы, изумруд, 
    Лазурь и яхонты и... и — всего не вспомню! 
    Короче: золотом наполню 
    Не только лавку, целый пруд!

    Тогда-то Альнаскар весь разум свой покажет! 
    Накупит лошадей, невольниц, дач, садов, 
    Евнухов и домов 
    И дружбу свяжет 
    С знатнейшими людьми: 

    Их дружба лишь на взгляд спесива; 
    Нет! только кланяйся да хорошо корми, 
    Так и полюбишься — она неприхотлива; 
    А у меня тогда 
    Все тропки порастут персидским виноградом; 
    Шербет польется как вода;

    Фонтаны брызнут лимонадом, 
    И масло розово к услугам всех гостей. 
    А о столе уже ни слова: 
    Я только то скажу, что нет таких затей, 
    Нет в свете кушанья такова, 
    Какого у меня не будет за столом! 
    И мой великолепный дом 
    Храм будет роскоши для всех, кто мне любезен 
    Иль властию своей полезен;

    Всех буду угощать: пашей, наложниц их, 
    Плясавиц, плясунов и кадиев лихих — 
    Визирских подлипал. И так умом, трудами, 
    А боле с знатными водяся господами, 
    Легко могу войти в чины и в знатный брак... 
    Прекрасно! точно так!

    Вдруг гряну к визирю, который красотою 
    Земиры-дочери по Азии гремит; 
    Скажу ему: «Вступи в родство со мною; 
    Будь тесть мой!» Если он хоть чуть зашевелит 
    Противное губами, 
    Я вспыхну, и тогда прощайся он с усами!

    Но нет! Визирска дочь так верно мне жена, 
    Как на небе луна; 
    И я, по свадебном обряде, 
    Наутро, в праздничном наряде, 
    Весь в камнях, в жемчуге и в злате, как в огне, 
    Поеду избочась и гордо на коне, 
    Которого чепрак с жемчужной бахромою 
    Унизан бирюзою, 
    В дом к тестю-визирю. За мной и предо мною 
    Потянутся мои евнухи по два в ряд. 
    Визирь, еще вдали завидя мой парад, 
    Уж на крыльце меня встречает 
    И, в комнаты введя, сажает 
    По праву руку на диван, 
    Среди курений благовонных. 
    Я, севши важно, как султан, 
    Скажу ему: «Визирь! вот тысяча червонных, 
    Обещанные мной тебе за перву ночь! 
    И сверх того еще вот пять, во уверенье, 
    Сколь мне мила твоя прекраснейшая дочь, 
    А с ними и мое прими благодаренье».

    Потом три кошелька больших ему вручу 
    И на коне стрелой к Земире полечу. 
    День этот будет днем любви и ликований, 
    А завтра... О, восторг! о, верх моих желаний! 
    Лишь солнце выпрыгнет из вод, 
    Вдруг пробуждаюсь я от радостного клика 
    И слышу: весь народ, 
    От мала до велика, 
    Толпами приваля на двор, 
    Кричит, составя хор:

    «Да здравствует супруг Земиры!» 
    А в зале знатность: сераскиры, 
    Паши и прочие стоят 
    И ждут, когда войти с поклоном им велят. 
    Я всех их допустить к себе повелеваю 
    И тут-то важну роль вельможи начинаю: 
    У одного я руку жму; 
    С другим вступаю в разговоры; 
    На третьего взгляну, да и спиной к нему. 
    А на тебя, Абдул, бросаю зверски взоры!

    Раскаешься тогда, седой прелюбодей, 
    Что разлучил меня с Фатимою моей, 
    С которой около трех дней 
    Я жил душою в душу! 
    О! я уже тебя не трушу; 
    А ты передо мной дрожишь, 
    Бледнеешь, падаешь, прах ног моих целуешь,

    «Помилуй, позабудь прошедшее!» — жужжишь... 
    Но нет прощения! Лишь пуще кровь взволнуешь; 
    И я, уже владеть не в силах став собой, 
    Ну по щекам тебя, по правой, по другой!

    Пинками!» — И в жару восторга наш мечтатель, 
    Визирский гордый зять, Земиры обладатель, 
    Ногою в короб толк: тот на бок; а хрусталь 
    Запрыгал, зазвенел и — вдребезги разбился! 
    Итак, мои друзья, хоть жаль, хотя не жаль, 
    Но бедный Альнаскар — что делать! — разженился.


     Share


    User Feedback

    Recommended Comments

    There are no comments to display.



    Create an account or sign in to comment

    You need to be a member in order to leave a comment

    Create an account

    Sign up for a new account in our community. It's easy!

    Register a new account

    Sign in

    Already have an account? Sign in here.

    Sign In Now

×
×
  • Create New...

Important Information

We have placed cookies on your device to help make this website better. You can adjust your cookie settings, otherwise we'll assume you're okay to continue.